May 262012
 

Узбекистан: правозащитница стала объектом угроз и нападений после отказа сотрудничать с госбезопасностью

Прекратить практику расправы с активистами чужими руками

 

(Нью-Йорк, 25 мая 2012 г.) – Власти Узбекистана должны обеспечить безопасность правозащитнице Гульшан Караевой, которая подверглась нападениям и угрозам после того, как публично отказалась стать осведомителем, заявила Хьюман Райтс Вотч.

 

5 мая Караева, которая возглавляет кашкадарьинскую организацию Общества прав человека Узбекистана, распространила в интернете заявление о том, что отказалась стать информатором Службы национальной безопасности (СНБ). Через несколько дней она стала объектом серии нападений и угроз на улице.

 

«Нападения и запугивания в отношении правозащитников со стороны лиц, предположительно действующих по наущению властей, стали обыденной практикой в Узбекистане, – говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Ситуация с Гульшан Караевой содержит все классические признаки организованной травли за критику».

 

Властям Узбекистана нужно покончить с притеснениями правозащитников и обеспечить активистам основополагающее право на свободное выражение мнений, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Необходимо расследовать ситуацию вокруг Караевой и привлечь виновных к ответственности.

 

Как рассказала Хьюман Райтс Вотч сама Караева, 5 мая ей позвонил некий человек, назвавшийся сотрудником СНБ, и предложил стать осведомителем, прибавив, что будет «безопаснее» согласиться.

 

По опыту прежних допросов и контактов с СНБ Караева сделала вывод, что от нее ждут регулярной информации о ее собственной правозащитной деятельности и о работе других гражданских активистов. Разговоры на эту тему сотрудники СНБ заводили с Караевой в 2009 – 2010 гг., когда ее под разными предлогами задерживали в связи с правозащитной деятельностью.

 

Позднее в тот же день Караева разослала через интернет своим контактам и независимым сайтам заявление о том, что она отказалась стать осведомителем СНБ. Правозащитница известна своими материалами о недозволенном обращении и пытках, которым подвергаются заключенные-правозащитники, а также об использовании принудительного детского труда в хлопководстве.

 

19 мая, когда Караева зашла в аптеку в Карши, к ней подошли две женщины и стали крикливо оскорблять ее. Караева предложила им сбавить тон и перенести разговор в соседний магазин. Там женщины набросились на нее, нанесли несколько ударов по голове и попытались вытащить на улицу, где стояло несколько машин.

 

«Они били меня и кричали, что я гуляю с их мужьями», – рассказывала Караева Хьюман Райтс Вотч. С помощью людей вокруг ей удалось вытеснить женщин из магазина на улицу, а самой – ускользнуть. Она сообщила об инциденте в отделение милиции по месту жительства, однако там заявили, что это «не их компетенция».

 

Вечером того же дня неизвестные исписали ворота и стены дома Караевой оскорбительными надписями угрожающего содержания. Утром 20 мая правозащитница вызвала милицию, однако там отреагировали только 21-го. Караевой предложили прийти в махаллинский комитет и сообщить подробности, однако она решила не ходить, опасаясь, что инцидент с женщинами может быть использован как предлог для задержания или возбуждения уголовного дела против нее самой.

 

По состоянию на 24 мая Караева так и не дождалась никого из правоохранительных органов, кто заинтересовался бы нападением на нее или причинением ущерба ее имуществу, никакого уголовного дела не возбуждалось.

 

Около 21:00 21 мая неизвестный стал преследовать Караеву, когда та покупала продукты недалеко от дома. Со времени этих инцидентов перед ее домом околачиваются подозрительные личности.

 

Информация об отказе Караевой стать информатором СНБ широко разошлась в интернете, и она считает, что последние события являются следствием ее решения предать дело огласке.

 

34-летняя Караева – один из самых молодых правозащитников в Узбекистане, она неоднократно сталкивалась с травлей из-за своей деятельности.

 

Она работает в Карши и освещает вопросы принудительного детского труда в хлопководстве и недозволенного обращения и пыток, которым подвергается в заключении правозащитник Гайбулло Джалилов.

 

Осенью 2011 г. местная милиция задержала Караеву и другого активиста из Карши – Нодира Ахатова, когда те пытались документировать использование принудительного детского труда при сборе хлопка на юге Узбекистана. Обоим угрожали уголовным преследованием.

 

В очевидной попытке мести за ее сообщения о недозволенном обращении и пытках, которым подвергался Джалилов, в 2010 и 2011 гг. местные власти угрожали Караевой возбуждением против нее уголовного дела о «религиозном экстремизме». По таким статьям нередко дают больше десяти лет заключения.

 

В декабре 2009 г. Караеву фактически поместили под домашний арест, когда она собиралась встретиться в Карши с сотрудником Хьюман Райтс Вотч.

 

Гражданское общество в Узбекистане нередко подвергается угрозам, запугиванию и притеснениям. На протяжении многих лет правозащитники, независимые журналисты и представители политической оппозиции становятся объектом нападений, угроз со стороны местных властей, а также оказываются под домашним арестом. По меньшей мере 10 правозащитников отбывают длительные сроки по политически мотивированным делам, за решеткой незаконно находятся еще многие другие независимые журналисты и деятели политической оппозиции.

 

В Узбекистане независимые гражданские активисты часто становятся мишенью насилия и угроз со стороны обывателей в ситуациях, которые, как представляется имеют место при провоцировании или попустительстве со стороны властей, либо непосредственно организуются ими. Так, 5 марта группа местных жителей не позволила правозащитнику Абдулло Тоджибой-угли пикетировать резиденцию президента Ислама Каримова. На аналогичный пикет он выходил за неделю до этого к ташкентскому муниципалитету.

 

Выйдя из дома 5 марта, он столкнулся с десятком мужчин и женщин из комитета его махалли Чиланзар, которые потребовали, чтобы правозащитник вернулся назад. Тоджибой-угли проигнорировал это требование и продолжил свой путь, тогда жители и председатель махаллинского комитета догнали его на двух машинах.

 

Тоджибой-угли рассказал Хьюман Райтс Вотч, что из одной машины выскочил человек из местных, схватил его и потащил к машине, порвав верхнюю одежду. С помощью остальных ему в итоге удалось затолкать правозащитника в машину. Его отвезли в махаллинский комитет, где устроили разнос и порвали плакаты.

 

«Они грозились выгнать меня из махалли и отправить в психушку», – рассказывал Тоджибой-угли. Несмотря на его призывы к властям провести расследование, власти Узбекистана до сих пор не опросили ни одного из предполагаемых участников данного инцидента.

 

«Запугивание или травля правозащитников чужими руками – это не меньшее нарушение прав человека, чем если это делается милицией или органами безопасности, – говорит Стив Свердлов. – Власти Узбекистана должны обеспечить установление личности участников нападений и привлечение их к ответственности, а также немедленно обеспечить безопасность Гульшан Караевой и ее семье».

 

 

 

Доклад Хьюман Райтс Вотч «Свидетелей не осталось»:

http://www.hrw.org/reports/2011/12/13/no-one-left-witness-0 

Все материалы по Узбекистану
: http://www.hrw.org/ru/europecentral-asia/uzbekistan

 


За дополнительной информацией обращаться:

В Сан-Диего: Стив Свердлов +1-917-535-0375; swerdls@hrw.org  (русск.)
В Берлине: Хью Уильямсон +49-172-282-0535; williaa@hrw.org

 

Sorry, the comment form is closed at this time.