Oct 032014
 

 

 

03.10.14 20:45

Правозащитное движение Узбекистана под угрозой исчезновения

 

 

Мутабар Таджибаева названа французской организацией ACAT в числе 40 ярчайших правозащитников мира; acatfrance.fr

 

Диктаторский режим Ислама Каримова оказался не единственным врагом узбекских правозащитников, есть еще геополитика, безденежье, старость и клевета псевдоколлег.

Галима Бухарбаева

52-летняя Мутабар Таджибаева, руководитель “Клуба пламенных сердец”, стала правозащитницей не по воле судьбы или обстоятельств, она ею родилась.

Следовать своему духу и предназначению этому самородку не помешало ни групповое изнасилование милиционерами в управлении внутренних дел в Ташкенте, ни арест, ни пытки, ни тюрьма, ее деятельность, как это ни парадоксально, оказалась под угрозой в далекой и безопасной Франции.

“Клуб пламенных сердец” Таджибаевой, базирующийся в изгнании в Париже, на грани закрытия, правозащитный сайт jarayon.com перестал обновляться, десяток сотрудников готовы разбрестись по миру.

Речь шла о защите жертв пыток

Дело в том, что доноры отказали правозащитнице в финансовой поддержке. Это может звучать тривиально, но даже на самые благие цели нужны средства, особенно когда живешь на чужбине.

Вместе с Таджибаевой переживает за настоящее и будущее своего правозащитного общества “Эзгулик” в Ташкенте Василя Иноятова.

В настоящий момент, по словам Иноятовой, у ее организации нет денег на оплату аренды офиса. Огромное количество жертв произвола в Узбекистане продолжают обращаться к ней за помощью, но “Эзгулик” не в состоянии заплатить даже за ордер рискующих взяться за дело адвокатов.

Таджибаева и Иноятова оформили совместный проект в области защиты прав жертв пыток в Узбекистане, впервые объединив возможности находящегося за пределами Узбекистана “Клуба пламенных сердец” и базирующегося в стране “Эзгулика”.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

Тираны и жертвы Узбекистана – вы заслужили портрет 24.09.14

В Варшаве проходит акция против репрессий в Узбекистане 24.09.14

Правозащитница: «Заключенных по делу Гульнары Каримовой в колонии ждут пытки» 24.07.14

Власти Кыргызстана не пустили в страну правозащитницу из Узбекистана 30.06.14

Василя Иноятова о “закопать и отпраздновать” 27.12.13

Мутабар Таджибаева требует опровержения от H?rriyet 16.12.13


Последовавшие отказы донорских организаций прогремели в ушах правозащитниц как гром, а затем и приговор. И не только им, но и правозащитному движению Узбекистана.

“Ведь нас осталось не так много, мы одни из последних, и нас тоже может не стать”, – говорит Василя Иноятова.

Одни на миллионы и незаменимые

Из 34 политзаключенных, включенных в новый отчет правозащитной Human Rights Watch “До самого конца”, основную часть занимают правозащитники.

Десятки тех, кто избежал ареста, находятся в изгнании, оставшиеся в Узбекистане буквально выживают, они составляют единицы на миллионы, и выход из строя каждого из них ощущается мгновенно – опустевшее место занять некому.

Болезнь весной лидера Правозащитного Альянса Узбекистана Елены Урлаевой стала причиной оскудевшей активности ПАУ.

Этой осенью в стране не было ни “Белых акций” оппозиционного движения “Бирдамлик”, не намечается ничего на 8 декабря – День Конституции. Причина – уход из оппозиции после болезни и травли в интернете Малохат Эшанкуловой.

Целые регионы Узбекистана представляют собой черные дыры, так как там нет ни одного смельчака. А если мы слышим о происходящем в других областях – это просто потому, что один или два человека не могут остаться безучастными к тому, что творится вокруг.

О пытках – дискредитация статуса суверенного государства”

О значении и эффективности работы двух прославленных ветеранов узбекской правозащиты Таджибаевой и Иноятовой лучше говорят власти Узбекистана.

В марте 2014 года правительство Узбекистана посвятило шесть страниц “Клубу” правозащитницы в докладе в Комитет ООН по правам человека.

Они возмущались той оценке, которую Таджибаева дала делу Каюма Ортикова, бывшего охранника британского посольства в Ташкенте, арестованного по обвинению в шпионаже в 2009 году и подвергнувшегося жестоким пыткам.

“Какие же интересы отстаивает данная организация: права человека или дискредитирование статуса суверенного государства перед международным сообществом?” – возмущались “Клубом” Таджибаевой власти Узбекистана.

Свобода, чтобы умереть

Участвовавшая на международной конференции ОБСЕ в Варшаве по человеческому измерению, проходившей с 22 сентября по 3 октября, Василя Иноятова не раз заставляла замирать слушавшую ее аудиторию.

 

 

Василя Иноятова (в центре) выступает на презентации доклада “До последнего конца” HRW; Uznews.net


Находящаяся внутри страны, она затмевала выступления любых международных правозащитников, так как в отличие от них она получает информацию из первых рук и принимает непосредственное участие в защите прав людей.

Рассказывая об умершем 26 июня, ровно через 25 дней после освобождения из тюрьмы, онкобольном правозащитике Абдурасуле Худойназарове, Иноятова просто привела в пример обстоятельства его ареста в 2005 году, которым была свидетелем.

Во время следствия он был так избит, что таштюрьма (следственный изолятор №1 в Ташкенте) отказалась принимать его со следами побоев, тогда, не зная куда его деть, начальник милиции города Ангрена забрал его к себе домой, позже заявив, что подследственный неделю был его гостем.

Через девять лет в заключение Худойназаров был освобожден, когда и для тюремных начальников стало ясно, что он умирает от рака, они не хотели, чтобы он умер в их руках, рассказывала Иноятова.

Баня и новая роба

Глава “Эзгулик” донесла до властей Узбекистана январское письмо 12 американских сенаторов, выступивших за освобождение трех политзаключенных – журналистов Салиджона Абдурахманова, Дильмурода Саийда и правозащитника Агзама Тургунова – и добилась встречи с последними в колониях.

64-летний журналист Салиджон Абдурахманов, осужденный в 2008 году на десять лет, расплакался, увидев Иноятову. Он сказал ей, что понял, почему его сводили в тот день в баню и выдали новую робу.

Иноятова стала первой, рассказавшей о реальном обращении с Абдурахмановым в колонии, о том, каким издевательствам и избиениям он подвергается там на систематической основе.

Свое выступление она резюмировала не упадническим настроением, а предложением выхода – что международное давление влияет на власть в Ташкенте, к примеру, без письма сенаторов США ей не удалось бы добиться встречи с политзаключенными.

Геополитика ценою в целый народ

Выступавшая с ней на подиуме Мутабар Таджибаева подвергла критике очевидное желание западных политиков не раздражать власть Ислама Каримова во имя геополитических целей, как вывод войск из Афганистана или поиск союзников на фоне усиливающейся агрессии путинской России.

Европейские же фонды, как ни парадоксально, поддерживают милицию, прокуратуру и даже Службу национальной безопасности Узбекистана, финансируют фонды дочери президента Ислама Каримова Лолы, но обходят стороной тех, кто стоит на защите прав человека, сказала Таджибаева.

Удивление вызывает и пассивность коллег из международных организаций, как Human Rights Watch. Даже смерть правозащитника Абдурасула Худойназарова не стала поводом для написания ими заявления и протеста.

Без реакции со стороны остаются и другие правонарушения, как осуждения к штрафу группы активистов во главе с фотографом Умидой Ахмедовой, журналиста Саида Абдурахимова, депортация и лишение гражданства Узбекистана членов семьи лидера “Бирдамлика” Баходыра Чориева, и многие другие случаи. Пара-тройка статей журналистов – вот и весь резонанс.

Старость берет своё, а молодежи нет

Ведь нас осталось не так много, мы одни из последних, и нас тоже может не стать

Василя Иноятова


Абдужалил Бойматов, председатель старейшего Общества по правам человека Узбекистана (ОПЧУ), также проживающий в изгнании в Ирландии, признается, что у него остается все меньше времени на защиту прав узбекистанцев, ему необходимо работать, чтобы содержать семью.

На финансовую помощь он не надеется, выживать в мире доноров – сложно, преодоление их бюрократических требований не означает победу, ее нужно завоевывать снова и снова, хотя положение с правами человека в Узбекистане меняется лишь к худшему.

Бойматов также отмечает, что пассивнее становятся и его коллеги, оставшиеся в Узбекистане, некоторых доконали провокации и издевательства властей, другие просто стареют.

Бывший председатель ОПЧУ, ветеран Толиб Якубов проживает на пенсии во Франции, его главная беда – слабое зрение, но его отсутствие очень ощущается – другого такого нет.

Бойматов рассказывает, что все меньше пишет из Намангана оппозиционный журналист и правозащитник Носир Зокир, причина – силы уже не те.

Поражение демократии и светскости?

 

 

 

Мутабар Таджибаева проводит акцию “Кто виноват? Кто следующий” на конференции ОБСЕ в Варшаве 24 сентября; фото: М. Таджибаева

Единицы молодых, появляющихся на горизонте, как Гульшан Караева из Карши или Уктам Пардаев из Джизака, сталкиваются с провокациями и противостоят им зачастую в одиночку, и, как правило, заканчивают уходом из правозащиты или тюрьмой.

Председатель ОПЧУ отмечает и другое, что уход или невозможность работы старой гвардии правозащитников и отсутствие им замены – является поражением не только демократического, но и светского Узбекистана, опустевшее место занимают силы радикального исламизма.

Прекращение работы “Клуба пламенных сердец” или “Эзгулика” большинство, конечно, не заметит, кто-то возрадуются, но те, кто оказался или окажется в роли бесправных жертв режима, почувствуют насколько уменьшились их возможности, и как толще и выше стали стены окружающего их произвола.

Галима Бухарбаева – главный редактор Uznews.net

 

http://www.uznews.net/ru/human-rights/27806-pravozaschitnoje-dvizhenije-uzbekistana-pod-ugrozoj-ischeznovenija