Dec 182014
 

 

Всемирный банк выражает озабоченность тем, что его проекты и инвестиции в экономику Узбекистана могут способствовать использованию принудительного труда, и обещает разобраться в этом вопросе не позднее 19 декабря, сообщает коалиция The Cotton Campaign («Хлопковая Кампания»).

Получив тревожные сигналы от правозащитников в 2013 году, Всемирный банк создал группу инспекторов, которые должны были выяснить, как узбекские проекты банка способствуют укреплению системы принудительной мобилизации более миллиона жителей Узбекистана на сбор хлопка. Инспекция признала, что пока банк в какой-либо мере финансирует производство узбекского хлопка, есть вероятность, что в хозяйствах, на которые распространяется банковская поддержка, используется принудительный труд детей и взрослых, и проекты ВБ могут способствовать закреплению такого положения. Тем не менее, инспекция на год отложила принятие решения о расследовании ситуации, чтобы дать ВБ время на создание стандартов мониторинга труда и изучить политику, лежащую в основе системы принудительного и детского труда.

The Cotton Campaign отмечает, что особого прогресса по этой теме в минувшем году ВБ не достиг. Он не работал с правительством Узбекистана с целью устранить нарушения трудового законодательства этой республики. Банк хочет ограничиться мерами по смягчению последствий на уровне реализации его проектов, несмотря на протесты правозащитников, которые призывают его отказаться от финансирования программ в Узбекистане. Более того, ВБ расширил свой портфель в сельском хозяйстве, в частности, инвестирует в ирригационный проект, который принесет пользу хлопковой отрасли Узбекистана.

Президент Всемирного банка Джим Ким подчеркнул, что ВБ учится на своих ошибках. The Cotton Campaign считает, что после того, как банковская инспекция определила вероятную связь между предоставлением узбекскому правительству кредитов и системой принудительного труда, необходимо тщательно расследовать факты, чтобы предотвратить подобную проблему в будущем.

Всемирный банк должен остановить новые проекты, которые поддерживают хлопковую отрасль Узбекистана и призвать правительство этой республики устранить причины, лежащие в основе принудительного труда, заявив, что банк будет нетерпим к таким нарушениям, считает координатор The Cotton Campaign Мэтью Фишер-Дали.

Ведущий исследователь международных финансовых институтов Human Rights Watch Джессика Эванс отмечает, что планы ВБ не воплощаются должным образом в Узбекистане, где организацией принудительного труда в хлопковом секторе однозначно занято правительство, которое давит на независимых правозащитников. Эванс призывает ВБ гарантировать, что независимые группы и журналисты могут проводить мониторинг проектов Всемирного банка и, не опасаясь репрессий, сообщать о фактах использования принудительного труда.

Ранее ВБ заявлял, что «не оправдывает использования принудительного труда в какой бы то ни было форме и весьма серьезно относится к сообщениям о применении такой практики в системе производства хлопка в Узбекистане». По словам регионального директора Всемирного банка по Центральной Азии Сароджа Кумар Джа, все тендерные документы ВБ содержат запрет на использование детского и принудительного труда в контрактах, финансируемых в рамках каких-либо проектов с участием Всемирного банка; все проекты, которые потенциально могут иметь отношение к производству хлопка в Узбекистане, включают меры, направленные на предупреждение и полное искоренение практики использования принудительного и/или детского труда в районах реализации таких проектов. ВБ договорился с узбекским правительством о внедрении для своих проектов мониторинга третьей стороной (МТС) и механизма рассмотрения обращений граждан (МРО).

В начале июня 2014 года Human Rights Watch и The Cotton Campaign призвали Всемирный банк отказаться от финансирования проектов в Узбекистане, власти которого широко используют принудительный труд взрослых и детей. Однако 10 июня Совет исполнительных директоров ВБ все же одобрил выделение $410,3 млн на два проекта в секторе сельского хозяйства в Узбекистане – Проекта развития сектора плодоовощеводства и Проекта улучшения управления водными ресурсами в Южном Каракалпакстане. ВБ обещал применить в этих проектах МТС и МРО, для чего привлек консалтинговую фирму, которая будет отвечать за внедрение механизма МТС/МРО в качестве элемента проектов Всемирного банка в Узбекистане, для контроля над использованием детского и принудительного труда.

Подробнее о проблемах в сельскохозяйственном секторе Узбекистана можно узнать в рамках спецпроекта «Ферганы» «Хлопок».

Международное информационное агентство «Фергана»

http://www.fergananews.com/news/22914