Sep 092015
 

В эти дни сентября у меня своеобразный юбилей. 

Ровно 50 лет назад, когда  мне было 12 лет , мне пришлось начать сбор хлопка. 


Я тогда  учился в 5 классе средней школы номер 3 имени Ломоносова , в городе Чуст Наманганской области  Узбекской Советской Социалистической Республики, которая была  в составе Союза Советских Социалистических Республик – то есть в Советской Красной Империи.

Хорошо помню – с раннего утра у нас было 2-3 урока, затем нас сажали в автобус, и везли на ближайшие поля собирать хлопок. Работали 5 часов – каждый день после учебы, только в воскресенье отдыхали.  И так нас  заставляли работать   около 2-х месяцев – сентябрь и октябрь. 

Помню – было очень жарко, и иногда приходилось пить воду прямо  из арыков.


Также  работали и в шестом классе, а с седьмого класса – в 14 лет,  уже вывозили на 2-3  месяца уже с ночёвкой – то есть ночевали не дома, а прямо около полей в неприспособленных помещениях , чтобы работать с утра до вечера. Только раз в неделю отпускали домой на день помыться. 

А весной в мае-июне,  как у нас  говорили, школьников “гнали”,  как скот,  на прополку хлопчатника. Тоже с утра до вечера, а температура была даже в тени 35-40 градусов Цельсия. 

Вот уже тогда, в 1965 году, в Узбекистане было развито хлопкорабство местного населения, в том числе и детей, организованного коммунистическим правительством  Москвы.

Местные коммунистические лидеры  Узбекской Советской Социалистической Республики соревновались –  старались как можно больше эксплуатировать  население  в принудительном труде на хлопковых плантациях. 

Хорошо помню, как в конце 60-х годов, когда урожай хлопка  из-за дождей  был меньше, чем запланировано, население заставляли сдавать вату вместо хлопка – то есть приходилось сдавать государству  домашние  ватные одеяла и подушки.

Также держали на полях школьников 2-3 месяца – пока не будет  выполнен план. Помню, как однажды нас держали на полях и в декабре месяце – почти до Нового года.  Даже если на полях не было хлопка, все-равно держали до последнего, нужно было выполнить и даже перевыполнить государственный  план заготовок хлопка, который составлялся в Кремле, и с каждым годом увеличивался.  

Еще помню, как было торжественно объявлено, что “Арал должен  красиво умереть” и на полном серьезе утверждалось, что на его высохшем  дне будут выращивать миллионы тонн хлопка.  

———————-

“Аральское море не погибло, Аральское море убили”, – говорит Нажмадин Мусабаев, глава Аральского района Кзылординской области. Он помнит, как в конце 1960-х годов советское правительство провело пленарное заседание в столице Узбекистана Ташкенте. На этом заседании замминистра по ирригации и водным ресурсам СССР говорил о планах правительства повысить производство хлопка в регионе. Русла двух главных центральноазиатских рек – Амударьи и Сырдарьи, – сказал он, – будут изменены, чтобы обеспечить ирригацию хлопковых полей в Казахстане и Узбекистане. “А что будет с Аралом?”, – выкрикнул кто-то из зала. 

“Арал, – ответил заместитель министра, – должен будет красиво умереть”. 


Кто виноват? Чему нас научила аральская трагедия? Об этом — директор Института водных проблем академик Виктор ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН

“Парадокс в том, что воды в Средней Азии достаточно. Только ее расход на единицу продукции здесь минимум в три, а то и в 10 раз превосходит мировые показатели. 

На орошение без остатка разбирают общий сток Амударьи и Сырдарьи. Если перейти на современные агротехнологии, можно сэкономить в год до половины стока. А этого хватит, чтобы остановить деградацию всего Арала. 


Может, я покажусь вам сказочником, но, в отличие от многих коллег, верю, что это море возродить можно. Только нужно не реки перебрасывать, а стабилизировать численность населения и наладить рациональное водопользование. 

Ведь арычная система земледелия, которая погубила Арал, — это глухое средневековье. 

Никакой адаптации к режиму роста растений, никаких норм полива, воды льют так много, что земля заболачивается, а вода смешивается с солеными подземными водами. Рассол поднимается на поверхность, влага испаряется, а соль остается. Это просто ужас…”

Ахтам Шаймардан.

Калифорния

( Интересуюсь социальной экологией и политической психологией.)

P.S.

Нужно еще добавить, что в 60-70-80-е годы при выращивании монокультуры хлопчатника широко использовались очень ядовитые химические препараты, которые отравляли все вокруг. 

И дети, и взрослые работали на этих отравленных полях.

Также широко применялась  очень глубокая пахота, которая просто разрушает почвы.

Строились химические заводы в городах, которые не имели очистных сооружений. 

Все ядовитые промышленные отходы открыто напрямую  сбрасывалось в реки или в атмосферу этих городов. 

Так осуществлялся на деле лозунг коммунистов: “Советская Власть – это электрификация, механизация и химизация всей страны.  Для людей в ней не было места  никогда. Население – это для Советской власти – лишь расходный материал.

 

Также считаю нужным возразить Данилову-Давилияну, что не “ арычная система земледелия  погубила Арал, а именно тотальное внедрение монокультуры хлопчатника.  В  “Глухом средневекове” никогда бы не додумались до такого варварства, поэтому Арал жил веками, а воду использовали очень бережно.

И слова “ Никакой адаптации к режиму роста растений, никаких норм полива, воды льют так много, что земля заболачивается, а вода смешивается с солеными подземными водами. Рассол поднимается на поверхность, влага испаряется, а соль остается. Это просто ужас…” характеризуют именно советскую технологию водопользования при выращивании монокультуры хлопчатника в СССР. 

Поэтому основная проблема населения региона бассейна Аральского моря – это отказ от советской власти, которую продолжают нынешние диктаторские режимы.