Oct 152015
 

Мало кто станет спорить, что Малохат Эшанкулова – самая смелая и отчаянная журналистка Узбекистана. Она единственная рискнула составить компанию бесстрашной правозащитнице Елене Урлаевой, которая с конца сентября проводит полный опасностей мониторинг принудительного труда на хлопковых полях. Слежка, задержания, унизительные обыски, многочасовые допросы и угрозы не испугали журналистку. В беседе с корреспондентом «Ферганы» она объяснила свою жизненную позицию: идти только прямо, никуда не сворачивая.

В квартирке без телевизора, холодильника и мебели

Малохат Эшанкулова живет на пятом этаже панельной «хрущобы» на ташкентском массиве Чиланзар. В двух маленьких комнатках чисто, но бедно – из мебели только пара столиков да курпачи (ватные матрасы) вместо диванов и кроватей. Ни телевизора, ни даже холодильника.

– Все забрали судебные исполнители – в погашение штрафов за участие в пикетах, – с немного виноватой улыбкой поясняет хозяйка. – Поэтому живем в спартанской обстановке.

Живет Малохат с двумя дочерьми: 18-летней Зархалой и 21-летней Зарнигор. Обе девушки очень грамотные и, в отличие от матери, прекрасно знают русский язык. А старшая из них на днях собирается замуж, в честь чего маленькая и бедная квартирка по возможности приведена в праздничный вид.


Малохат Эшанкулова в своей квартире на ташкентском массиве Чиланзар

О том, как Эшанкулова «накапливала» штрафы, как проводила мирные акции оппозиционного движения «Бирдамлик», как заболела тяжелой и непонятной болезнью, вызванной не то умышленным отравлением, не то нервным стрессом, написано достаточно много. В то же время на слуху мировой общественности имя Малохат появилось только в августе 2010 года, когда журналистка вместе со своей коллегой Саодат Омоновой провела пресс-конференцию, на которой обвинила руководство Гостелерадио Узбекистана в коррупции.

Для русскоязычных читателей Эшанкулова возникла как бы ниоткуда. И это многим дало повод стоить различные предположения и догадки по поводу ее дальнейшей отчаянной деятельности: пикетов, голодовки, публичной раздачи экземпляров Конституции, попытке взять интервью у дочери президента Узбекистана – Гульнары Каримовой.

В то же время для самой Малохат в ее поступках – на взгляд других людей, переходящих грань безрассудства – ничего удивительного не было. Как говорит Эшанкулова, она еще с юных лет выбрала себе в жизни прямую дорогу честного журналиста, и с тех пор идет по ней, никуда не сворачивая.

Детская мечта наперекор родителям

Малохат Эшанкулова родилась в 1966 году, можно сказать, в глухой провинции – в кишлаке Кият Акдарьинского района Самаркандской области. Родители у нее были простыми колхозниками. Отец, ветеран Великой Отечественной войны, придерживался строгих патриархальных взглядов, а мать и вовсе видела будущее своей дочери таким же, как видели будущее своих дочерей ее соседки – замужество за хорошим человеком, рождение детей и работа передовой дояркой в родном колхозе.

Но сама Малохат мечтала совсем о другой профессии. С раннего детства она запоем читала книги и грезила о том, чтобы стать писательницей. А когда узнала, что при районной газете «Оқдарё овози» («Голос Акдарьи») есть творческий клуб «Навнихол» («Молодой росток»), не раздумывая, записалась туда.

Еще в детстве стала писать рассказы. Рассказы, как водится у девочек, были о любви и дружбе. А вот газетные статьи – критической направленности. Первая из них вышла в той же районной газете, когда Малохат училась еще в седьмом классе. Называлась эта статья «Дума о свадьбах» и подвергала резкому осуждению традиционную «свадебную» практику, когда узбекская семья, отказывая себе в самом необходимом, всю жизнь работает только для того, чтобы устроить богатые свадьбы своим детям.

Вторая статья тоже была написана в седьмом классе и тоже основывалась на знаниях о повседневной жизни своих родственников. Здесь была уже и критика, и аналитика. Название этой статьи говорит само за себя: «Свекровь – неужели не мать?»

Статьи Эшанкуловой в районной газете следовали одна за другой. Ее творчество заметил даже известный писатель Уткир Хашимов, который опубликовал о талантливой девочке из Самарканда очерк в журнале «Шарк Юлдузи» («Звезда Востока»). А Малохат твердо решила учиться на филолога. Выбор дочки вызвал неприятие родителей, в первую очередь, матери. Но Малохат после окончания школы при помощи сестры все равно подала документы на филологический факультет СамГУ – Самаркандского государственного университета. Правда, на втором экзамене «срезалась» – получила «двойку».

Однако Эшанкулова не стала сворачивать с выбранного пути. На следующий год она опять подала документы на тот же факультет СамГУ. И на этот раз поступила на вечернее отделение. Родители сначала не поверили такому известию: уже тогда считалось, что в вуз в Узбекистане без взятки поступить невозможно. Поверили только тогда, когда увидели зачетную книжку. Как рассказывает Малохат, родители сразу простили дочь за самовольство и искренне восхищались ею, по поводу поступления в СамГУ даже накрыли «большой дастархан».

«Меня ненавидели все чиновники Самарканда»

Вечерами Малохат ходила на занятия в университет, а днем работала в областном отделении Союза писателей. Но ее, как и большинство творческой молодежи, тянуло в столицу – туда, где находится центр писательской и журналисткой жизни.

Через два года Эшанкулова перевелась на заочное отделение СамГУ и уехала в Ташкент. Жила здесь у подруги сестры в пригородном поселке Зангиата, работала в библиотеке столичного Союза писателей. А потом ее пригласили в находящийся поблизости от здания этого Союза радиокомитет Гостелерадио Узбекистана.

Так Малохат стала сотрудником отдела образования и воспитания. Готовила молодежные радиопередачи: подростковую «Аланга» («Пламя») и детскую «Келажак Тонги» («Рассвет будущего»), являвшейся аналогом «Пионерской зорьки».

Как рассказывает Эшанкулова, и здесь она не свернула с журналистского пути, который выбрала еще в седьмом классе, написав статью про свадьбы. Критика и аналитика стали ее «коньком» даже в детских передачах.

Замужество и декретные отпуска (в начале девяностых годов Эшанкулова родила двух дочек), а также переезд на это время в дом к мужу в Самарканд никак не повлияли на творческую деятельность Малохат. В Самарканде она заключила договор с частным телеканалом СТВ, где каждую пятницу стала вести авторскую передачу «Икки эшик орасида» – дословно «Между двумя дверьми», вольный перевод – «На перепутье».

– Я тогда занялась журналистскими расследованиями, в основном, незаконных действий судей, прокуроров и хокимов (глав администраций), – рассказывает Эшанкулова. – Так их достала своей критикой, что один из прокуроров мне даже как-то в сердцах сказал: была бы ты мужиком, дал бы в морду.

По словам Малохат, все чиновники области ее ненавидели, на журналистку оказывалось серьезное давление. Эшанкулову не раз пытались поймать на взятке, но из этого ничего не вышло, потому что взяток она не брала. Принципиально.

А уехала Эшанкулова из Самарканда в 1999 году не из страха перед чиновниками, а потому что закончился декретный отпуск. А в Гостелерадио в первый же день перевелась с радио на телевидение, на телеканал «Ёшлар», где тут же возродила самаркандскую телепередачу «Между дверьми».

«Выключите камеру!»

В то время у журналистов была еще какая-то свобода. Малохат сама выбирала себе тему, сама делала передачу. Ее сюжеты были острыми и даже скандальными. А самый большой скандал произошел с репортажем о взятках в Сурхандарьинском университете.

– Узнав, что ректор университета только что вернулся из Франции и не знает о последних событиях в своей организации, я тут же напросилась к нему взять интервью, – рассказывает об этой истории Эшанкулова. – После того, как он сообщил об успехах университета, спросила о доценте географического факультета. Ректор восхищенно рассказал о нем, как о своем лучшем ученике, которого он в прошлом году за исключительную честность сам лично назначил председателем приемной комиссии.

А в конце интервью, когда ректор уверил меня, что никто в его учебном заведении не берет взяток, спросила: а вы знаете, что ваш лучший ученик и председатель приемной комиссии арестован во время получения взятки? Вот тут был номер: ректор замахал руками, закричал: «Камерани учиринг!» («Выключите камеру!»)

По словам Малохат, после этого разные люди предлагали ей конверты с долларами, лишь бы интервью ректора не вышло в эфир. В конце концов, им удалось подкупить кого-то из технической службы, и кто-то испортил пленку. Но по ошибке испортил не то место, что было нужно, и передача получилась.

Однако в последний момент начальство распорядилось передачу про университет убрать, вместо нее пустить сюжет из старых выпусков «Между дверьми». Эшанкулова доложила, что ролики поменяла. Но в эфир пустила новую передачу со словами ректора «Выключите камеру!»

Малохат тогда сделала весьма рискованный шаг: сын высмеянного ректора оказался одним из личных врачей президента. Эшанкулову хотели уволить, но за нее вступился Фирдавс Абдилхаликов – будущий опальный олигарх, а тогда заместитель председателя Гостелерадио, который хорошо знал Малохат по совместной работе в Самарканде. Он сам подписывал в первый раз передачу в эфир и взял вину на себя.

Но Эшанкулову все равно, как она выразилась, «согнали с эфира». Восемь месяцев она приходила на работу только затем, чтобы просто попить чай. Впрочем, из 200 сотрудников телеканала таких «незанятых» членов коллектива была ровно половина – в основном, друзей и родственников начальства.

Как победить Фемиду

Ситуация для Малохат в лучшую сторону изменилась, когда начальство решило, что своенравная журналистка достаточно наказана бездельем. Эшанкуловой дали еженедельные 20-минутные передачи: «Муносабат» («Отношения») и «Тарози» («Весы»). К эфиру Малохат по-прежнему готовила острые сюжеты, больше критики шло в «Весах». Но новый скандал, произошедший в 2002 году, возник из-за безобидной передачи «Кишлокдаги тенгдошим («Мой сельский ровесник»).

Как рассказывает Эшанкулова, начальство само поручило ей снять сюжет об одной из сельских школ в ее родном Акдарьинском районе. Но вместо того, чтобы хвалить достижения народного образования, Малохат честно сняла негатив, связанный с отсутствием в школе воды, отопления, газа, а также фантастической необразованностью учеников. Малохат добросовестно проверила сочинения девятиклассников и с ужасом выяснила, что некоторые из них не могут даже правильно написать свое имя.

За шесть часов до выхода передачи пришло категорическое распоряжение руководства: этот сюжет «похоронить». Но Эшанкулова опять не послушалась: перемотала кассету, стерла на ней вместо нового сюжета старый, уже использованный. А пленку про школу без всяких купюр пустила в эфир.

На этот раз Эшанкулову с Гостелерадио уволили. Она не согласилась и стала судиться с руководством компании. Суды шли ровно 20 месяцев и, как водится в судебной системе Узбекистана, их результат целиком зависел от знакомств и родственных связей.

Когда председателем коллегии Верховного суда был сват председателя Гостелерадио, Малохат неизменно оказывалась в проигрыше. Когда председателя коллегии поменяли на нового человека из Каракалпакии, весы резко качнулись в другую сторону. В итоге в декабре 2003 года Эшанкулову восстановили на работе, выплатили деньги за вынужденный прогул и даже дали в качестве морального ущерба 100 тысяч сумов (тогда около 100 долларов по курсу «черного рынка»).

Самой смелой журналистке – самую «беззубую» передачу

Впрочем, на Гостелерадио Малохат сразу оказалась под строгим надзором. Ей специально дали самую «беззубую» передачу «Мурувват» («Забота»), посвященную ежегодным государственным программам: «Году стариков», «Году молодежи», «Году детей» и так далее».

Тенденция этих передач полностью исключала какую-либо критику. Эшанкулова почти четыре года делала «душевные» ролики, находя отдушину для своей критической натуры только на страницах еженедельника «Даракчи», где иногда печатала аналитические материалы.

По словам Малохат, ситуация на Гостелерадио к тому времени менялась к худшему. Новый председатель Алишер Ходжаев, пришедший на этот пост в 2005 году, погрузил телевидение в «произвол коррупции».

– В эфир пускал только того, кто дает взятки, хочешь поехать в командировку – тоже давай взятку, – рассказывает Эшанкулова. – Брал из бюджета деньги за якобы подготовку новых передач и фильмов, а вместо них пускал в эфир старые, только под новым названием. Я долго терпела это, а потом написала письмо на имя премьер-министра Шавката Мирзиёева, где отразила все недостатки национального телевидения в 60 пунктах.

Когда изгоняют проверяющих…

Малохат по-доброму отзывается о премьер-министре – через 15 дней тот прислал на Гостелерадио комиссию из 14-16 человек, в которую вошли представители и Минфина, и Минтруда, и Контрольно-ревизионного управления, и прокуратуры. 10 дней подряд они проводили проверку, да такую капитальную, что директор телеканала «Ёшлар» даже попал в больницу.

Правда, на одиннадцатый день членов комиссии на территорию Гостелерадио перестали пускать. Опять вмешались родственные связи. Сватом председателя компании оказался тогдашний заместитель премьер-министра, курировавший телевидение.

Эшанкулова, возмущенная изгнанием комиссии и одновременно резко возросшим лично на нее давлением, стала писать жалобы во все инстанции. И хотя к ней присоединилась корреспондент информационной программы «Давр» («Время») Саодат Омонова, на этот раз все оказалось бесполезным. Что и побудило двух журналисток организовать пресс-конференцию в офисе правозащитной организации «Эзгулик», за которой последовал пикет на площади «Мустакиллик», а за ним – и безоговорочное изгнание из Гостелерадио.


В конце сентября этого года Малохат Эшанкулова вместе с правозащитницей Еленой Урлаевой оказались в Хазарапском районе Хорезмской области, где проводили мониторинг принудительного труда бюджетников на хлопковых полях. Власти их «засекли» – и женщинам пришлось пройти через унизительные допросы и обыски, когда в поисках флешки с данными раздевают догола, а потом осматривают на гинекологическом кресле. Условия труда на полях, публичное хамство хокима (главы администрации района), допросы и обыски – все это описано Малохат Эшанкуловой в пронзительном и беспощадном репортаже, который можно прочесть по ссылке (на русском языке).

Если знать описанную выше предысторию, то становится понятно, почему Малохат стала на правозащитном небосклоне Узбекистана столь скандальной фигурой. Даже из оппозиционного движения «Бирдамлик» она вышла в 2014 году по принципиальным журналистским соображениям. Хотя она официально сообщила, что ее уход связан с состоянием здоровья, на самом деле, как утверждает Эшанкулова, она не сошлась во взглядах с руководителем движения Баходыром Чориевым по поводу деятельности дочери президента Гульнары Каримовой…

Совсем недавно Эшанкуловой удалось победить загадочную болезнь, которая буквально съедала ее изнутри. Еще в середине августа сильно исхудавшая Малохат лежала у себя дома на курпаче и готовилась к смерти, а ее подруга Елена Урлаева в панике вызывала «Скорую помощь». Сегодня они сидят на той же курпаче, но уже дружески обнявшись. Эшанкулова заметно поправилась и набралась сил. И намерена написать и сделать еще немало статей и телесюжетов. При этом по-прежнему строго придерживаясь своего принципа: никуда не сворачивать с выбранного пути.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»

http://www.fergananews.com/articles/8731