Sep 142016
 

 

И снова осень, и снова – хлопок. Трудоспособное население Узбекистана, особенно – работники бюджетных сфер и студенты, – готовятся к выезду на хлопковые поля для сбора стратегического сырья. Одни готовят старую одежду для сельхозработ, другие – деньги, чтобы нанять какого-нибудь мардикора (поденного работника) и отправить его на сбор хлопка вместо себя, третьи откупаются от властей без предоставления замены. Так или иначе, большинство населения вовлечено в систему принудительного труда, которая работает на государственном уровне. Ею руководит премьер-министр Шавкат Мирзиёев. Это человек, который на днях, после кончины лидера республики Ислама Каримова, занял пост временно исполняющего обязанности главы государства. И который, уже очевидно, 4 декабря будет «избран» президентом этой страны.

Можно было допустить, что Ислам Каримов был не в курсе катастрофической ситуации в экономике и социальной жизни Узбекистана. Некоторые утверждают, что реальное положение дел от него тщательно скрывалось, а так-то он был мудрым и заботливым правителем (не слишком верится, но такое мнение в народе есть).

Про Мирзиёева, который возглавлял правительство на протяжении последних 12-ти лет, подобного не скажешь и даже не подумаешь. Ведь именно он, как свидетельствуют многочисленные источники, был «генералом» битвы за урожай, ежедневно проводил селекторные совещания с губернаторами областей и главами районов, лично требуя от руководителей всех рангов выгонять бюджетников на поля.

Сегодня Мирзиёев заявляет, что будет продолжать руководить страной по лекалам Ислама Каримова. Значит ли это, что от принудительного труда государство не откажется?

Не одним Мирзиёевым

Порочную систему «всенародного» сбора хлопка поддерживают сегодня некоторые международные структуры, например, такие авторитетные, как Всемирный банк (далее – ВБ). Нет, на словах он категорически заявляет, что его проекты в Узбекистане никоим образом не должны способствовать использованию принудительного/детского труда, все тендерные документы ВБ содержат запрет на использование детского и принудительного труда в контрактах, финансируемых в рамках каких-либо проектов с участием Всемирного банка; все проекты, которые потенциально могут иметь отношение к производству хлопка в Узбекистане, включают меры, направленные на предупреждение и полное искоренение практики использования принудительного и/или детского труда в районах реализации таких проектов.

А на деле жителей районов, где реализуются проекты, финансируемые Всемирным банком, наравне с другими соотечественниками вынуждают работать на хлопковых полях. Впрочем, жалобы населения и свидетельства правозащитников наталкиваются на глухую стену: ни власти Узбекистана, не представители Всемирного банка на контакт не идут и жалоб слышать не хотят.

Так, в 2015 году проведенный ВБ совместно с Международной организацией труда (МОТ) мониторинг хлопкоуборочной кампании в Узбекистане не нашел однозначных свидетельств использования детского или принудительного труда. Что неудивительно – при такой-то организации процесса мониторинга, когда со сборщиками хлопка иностранные наблюдатели разговаривали в присутствии представителей местных властей.

Финансируя рабство

О том, что Всемирный банк несет полную ответственность за поддержку принудительного труда в хлопковом секторе Узбекистана, сегодня, 13 сентября 2016 года, заявил Международный Форум по правам трудящихся (ILRF). В своём докладе «Financing forced labor» («Финансируя принудительный труд») ILRF открыто обвиняет ВБ в нарушении норм международного права об ответственности международных организаций за финансовое соучастие в международных преступлениях.

На совести ВБ, – пишет ILRF в пресс-релизе, – серьезные нарушения международного права, а именно – сознательное предоставление правительству Узбекистана сельскохозяйственных кредитов, которые используются для поддержания системы принудительного труда в хлопковом секторе на государственном уровне.

Представленный в докладе анализ основан на обстоятельствах, содержавшихся в отчете за 2013 год инспекционной группы экспертов Всемирного банка, данных, касающихся хлопкоуборочной кампании 2016 года, а также национальных и международных законах, применимых к Банку. В докладе делается вывод, что Всемирный банк является пособником узбекского правительства, которое преступает нормы международного права в области прав человека, и может быть привлечен к ответственности в судах США за свои неправомерные действия.

Полный текст доклада ILRF «Финансируя принудительный труд» доступен в формате PDF тут.

Публикация доклада ILRF совпала с открытием 71-й Генеральной Ассамблеи ООН, где государства-члены будут обсуждать реализацию повестки дня 2030 для устойчивого развития. Узбекские правозащитники ждут, решит ли ООН, наконец, наболевшую проблему, которая затрагивает миллионы людей по всему миру: ответственность международных организаций за вред, который они наносят местным обществам.

Дела, подробно изложенные в докладе ILRF, – одни из самых вопиющих примеров поддержки Всемирным банком нарушений прав человека, которая продолжается, несмотря на достоверные доказательства того, что руководителям ВБ хорошо известно, что предоставленные кредиты используются узбекским правительством, скорее всего, для поддержки государственной системы принудительного труда.

По оценкам представителей гражданского общества, в 2015 году жертвами принудительного труда во время сбора хлопка стали более миллиона человек. Последние сообщения с мест говорят о продолжении правительством осенью этого года политики мобилизации на поля медицинских работников, студентов и преподавателей. Выводы, изложенные в 2015 году в докладе МОТ и докладе Госдепартамента США «2016 Trafficking in Persons Report» («О торговле людьми»), соотносятся с отчетами представителей гражданского общества, утверждающих, что правительство Узбекистана продолжило в 2015 году систематически использовать принудительный труд, несмотря на заверения Всемирного банка в обратном.

«Результаты этого доклада основаны на обширном исследовании и анализе правовых последствий кредитования Всемирным банком правительства Республики Узбекистан. В то время как продолжение финансирования Всемирным банком сельскохозяйственных проектов в Узбекистане, казалось бы, в нарушении и своих внутренних законов, и норм международного права, ни один национальный или международный суд не слышал или не высказал своего мнения по этому вопросу, и ни разу не была дана правовая оценка по существу. Выводы тревожат, учитывая, что Всемирный банк является специализированным учреждением ООН и презентует себя в качестве глобального участника процесса развития, который уважает права человека и верховенство закона», – заявил Энди Шен – автор доклада, старший юрист и аналитик по вопросам политики в ILRF.

Доклад ILRF рекомендует Всемирному банку и его государствам-членам всерьез рассмотреть всеобъемлющие реформы, необходимые, чтобы гарантировать, что Банк больше не способствует нарушению прав человека в тех странах, где он осуществляет свою деятельность. Такие реформы обязательно включают в себя более прозрачный и основанный на праве процесс кредитования, реформирование структуры и функций инспекционной группы, а также изменение политических статей в соглашениях Банка.

Чтобы обеспечить соответствие Всемирного банка международному праву, рекомендуется создание под руководством ООН механизма подотчетности, который сможет издавать обязательные решения в отношении вреда, причиненного местным общинам посредством финансируемых Банком проектов.

Новый год – как старый

Тем временем источники «Ферганы» в Узбекистане сообщают, что к отправке на поля в середине сентября 2016-го года уже готовятся учащиеся третьих курсов колледжей и лицеев, куда молодежь поступает после девяти лет школьного обучения. Первые и вторые курсы пока не трогают.

Готовятся к сбору хлопка и коллективы работников медицинских учреждений Ферганской, Наманганской и Андижанской областей. Причем власти категорически настаивают на присутствии на полях именно самих медиков, а откупиться, наняв мардикоров, им будет дозволено позднее.

А вот медицинские работники и педагоги Ташкентской области уже собирают хлопок с 10 сентября. Об этом «Фергане» сообщила лидер Правозащитного альянса Узбекистана (ПАУ) Елена Урлаева. К примеру, 13 сентября на поля Джизакской области были отправлены на десять дней сотрудники 13-й поликлиники Мирзо-Улугбекского района города Ташкента.

Правозащитница позвонила в управление Службы национальной безопасности (СНБ) Ташкентской области и проинформировала о фактах эксплуатации медиков и педагогов на сборе хлопка. Дежурный принял заявку и сообщил Елене Урлаевой, что ей перезвонят сотрудники, чтобы принять меры по ее сообщению. Но ей позвонил начальник отдела по борьбе с терроризмом (!) УВД Мирзо-Улугбекского района Ильяс Мустафаев, сказал, что ему передали заявку Урлаевой, и просил больше не звонить в СНБ, поскольку «сейчас в стране горе из-за утраты отца народа», имея в виду кончину Ислама Каримова. Он добавил, что траур будет длиться 40 дней, а медики и педагоги за сбор хлопка получают деньги, и в этом нет ничего страшного.

«В Узбекистане сложилась ненормальная ситуация с тайной торговлей людьми – принуждением медиков и педагогов к сбору хлопка, – заявляет Елена Урлаева. – Федерация профсоюзов Узбекистана вместо должного выявления фактов торговли людьми по горячей линии способствует укрывательству этих фактов и, более того, оказывает давление на тех людей, которые сообщают им эти факты. СНБ Узбекистана передаёт заявки отделу терроризма, который давит на правозащитников».

«Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода) сообщает, что c 5 сентября администрация крупнейшего ташкентского оптового рынка «Абу Сахий» требует от владельцев торговых точек сдать на хлопкоуборочную кампанию от $50 до $200 – в зависимости от площади магазина, либо найти мардикора (подённого работника) для работы на полях. В противном случае грозится отобрать магазины. Источник в администрации «Абу Сахий» подтвердил «Озодлику» эту информацию, а также добавил, что это требование касается всех торговых сетей по всей республике.

Международное информационное агентство «Фергана»

http://www.fergananews.com/articles/9093