Мухаммад Салих займется молодежной политикой в Узбекистане

 against Karimov, Коррупция, Линк, Нищета, Основные-Свободы, Статьи  Comments Off on Мухаммад Салих займется молодежной политикой в Узбекистане
Jun 022011
 


Как сообщалось ранее, 23-24 мая в Берлине прошел первый Курултай Народного Движения Узбекистана (НДУ) – новой организации, объединившей несколько оппозиционных групп, таких как Демократическая партия «Эрк», Форум демократических сил Узбекистана, организация «Андижан: Справедливость и Возрождение», общество «Таянч», Молодежная организация «Уйгон, Узбекистон!», правозащитная организация ОПЧУ, и таким образом ставшей самым крупным объединением сил, ставящих целью свержение режима Ислама Каримова.

Одним из организаторов Курултая стал лидер оппозиционной партии «Эрк» Мухаммад Салих. На Курултае он же был избран и председателем Собрания учредителей, главного политического органа НДУ. На днях Мухаммад Салих ответил на вопросы корреспондента «Фергана».

– Господин Салих, наверняка я буду не первым человеком, который задаст Вам вопрос о Вашей, скажем, оторванности от реалий Узбекистана. Ваши критики всегда указывают на тот факт, что Вы вот уже с 1993 года не живете в Узбекистане и не можете посетить свою страну. Люди моего возраста Ваше имя и название Вашей партии еще, возможно, помнят. Но, основываясь на свои многочисленные беседы с молодыми людьми в Узбекистане, могу сказать, что нынешней молодежи Ваше имя неизвестно. Такой же вывод можно сделать по комментариям, оставленным нашими читателями на сайте «Ферганы». Что бы Вы ответили на такую критику в Ваш адрес?

Мухаммад Салих: Вы правы в том, что части молодежи в Узбекистане мое имя ничего не говорит. Значительная часть молодежи в стране сегодня аполитична, то есть многие молодые юноши и девушки не интересуются политикой. Однако неверно будет утверждать, что вся молодежь такая. И неверно будет утверждать, что нас никто не знает.

Что касается комментариев, которые появляются на различных сайтах, то эти якобы «мнения» созданы самим режимом Каримова. Я совершенно точно знаю, что в СНБ – Службе национальной безопасности Узбекистана, есть специальные сотрудники, которые получают зарплату за то, чтобы отслеживать комментарии на различного рода вебсайтах и форумах и оставлять свои провокационные высказывания. Это – пристрастные люди, они выполняют свою работу.


Участники курултая НДУ в Берлине. Май, 2011 год

Что касается, как Вы сказали, оторванности о реалий. У нас по всей стране есть сторонники, от которых мы регулярно получаем информацию и поэтому прекрасно осведомлены о ситуации в Узбекистане, о настроениях людей.

– И все же мне кажется, Вам нелегко будет найти сторонников в Узбекистане. Пропагандистская машина Каримова работает вот уже 20 лет, за это время выросло новое поколение, являющееся продуктом той системы, которую создал Каримов. Кто в Узбекистане Вас поддерживает?

– Политически пассивных людей, в том числе молодежи, много в каждом обществе. Так всегда было и будет. Перемены обычно несут 10 процентов людей. Даже на войне десять человек следовали за одним смельчаком, который вел их в бой. Или возьмем, к примеру, события в Тунисе, Египте и других странах Ближнего Востока, переживших кардинальные перемены, революции в последние месяцы. Ведь там тоже не все 100 процентов населения вышли на улицы и потребовали перемен. Была определенная часть людей, так называемые пассионарии, которые повели за собой остальных. Всегда есть горстка людей, верящих в идею. И они в состоянии повести за собой других. То же самое в Узбекистане. Да, большинство молодежи аполитично, их не интересует политика, некоторые даже не понимают, что такое оппозиция. Но есть люди, готовые и способные повести за собой других.

Узбекистан выходит из заточения. Мы должны быть готовы к этому грандиозному освобождению, быть рядом с главным героем этих событий – народом Узбекистана.
Будем противиться злу. Будем противиться во имя тысячи расстрелянных в Андижане, тысячи замученных в тюрьмах, во имя миллионов, которых нищета заставила скитаться по миру. Будем противиться злу, которое нам преподносят в виде стабильности и мира. Злу в оболочке великого будущего, злу, увешанному бриллиантами дочерей кровавого диктатора, злу в маске добра. Будем противиться со всей силой, на какую только способны. (М.Салих. «Противление злу»)

Мы ведь смогли это сделать в годы перестройки. Хотя, конечно же, надо отметить, что нынешняя ситуация в Узбекистане довольно-таки резко отличается от перестроечных времен. В первую очередь тем, что нынешний режим Ислама Каримова – гораздо более серьезный противник, чем в свое время было советское правительство. В 80-е годы, когда появились первые оппозиционные движения в союзных республиках, в том числе в Узбекистане, в стране витал дух свободы. В сегодняшнем Узбекистане такого либерализма нет.

Однако недовольство политикой Каримова очень сильно среди народа. Мы получаем информацию о том, что недовольство растет во всех слоях общества. По сравнению с тем, что было даже пару лет назад, сегодня на улицах, на базарах люди гораздо свободнее высказывают недовольство. Потому что чаша народного терпения переполнена.

Что касается молодежи, то нам надо с ней работать, молодежь должна быть в центре нашей работы, наших усилий.


Два варианта гимна движения, принят первый

– Господин Салих, вы провели Курултай, которые обозреватели оценили по разному. Кто-то увидел в этом значительную консолидацию оппозиционных президенту Узбекистана сил, некоторые раскритиковали НДУ за то, что Вы не смогли даже организовать какую-либо серьезную акцию, в то время как в эти же дни по Берлину разъезжал замминистра иностранных дел Узбекистана Владимир Норов и встречался в официальными лицами Германии.

– Да, я знаком с такими комментариями. Однако хотел бы сказать, что мы не ставили задачу выйти на улицы Берлина и провести митинг. Идти на конфронтацию с Норовым было бы крайне серьезной акцией, и означало бы политическую недалекость, так как это стало бы однодневной акцией. А Курултай решал серьезные политические вопросы.

– Курултай проведен. Каковы дальнейшие планы?

– Наша основная цель – смена режима в Узбекистане мирным путем. Мы намерены обеспечить выход недовольству людей через акции гражданского неповиновения. Ведь если у режима нет поддержки народа, он скоро рухнет. Люди не должны поддерживать режим Каримова. Каримов без поддержки – ничто. Мы хотим начать организовывать стачки, забастовки, митинги и демонстрации. У нас есть люди, которые над этим уже работают. Такие акции неповиновения пройдут по всей стране, во всех вилоятах (областях). И при этом все это будет проходить мирным путем, без кровопролития.

Каримов сам в страхе. Он боится народного недовольства и неповиновения. У нас есть информация, что в стране в настоящее время объявлено чрезвычайное положение под предлогом подготовки к празднованию 20-летия независимости Узбекистана. Он понимает, что чаша народного терпения переполнена.

– А Вы не думаете, что после того, как в 2005 году в Андижане была расстреляна толпа безоружных демонстрантов, люди боятся выходить на улицы. Ведь понятно, что Каримов опять даст команду открыть огонь, его ничего не остановит.

– Да, у людей есть страх. Но мы призываем их не бояться, так как страх Каримова перед народным гневом еще сильнее. Мы не допустим кровопролития. Конечно, определенный риск есть. Но и на случай кровопролития у нас есть план действий. Я не стану сейчас открыто говорить, в чем он заключается, однако, трагедии такого масштаба, как Андижан, мы не допустим, иншаллах (арабск. – «во имя Аллаха», «если на то будет воля Аллаха»). Народ должен нас поддержать.


Памятка для участников акции протеста с руководством, как вести себя в случае применения силы властями Узбекистана

– Мы знаем, что революции требуют значительных финансовых затрат. Кто финансирует Вас?

– Прошедший недавно Курултай стал беспрецедентным в плане финансовой поддержки. Мы рады отметить, что впервые за все эти годы, мы сами при финансовой поддержке наших сторонников смогли организовать мероприятие. Часть расходов покрыла Организация «Андижан: Справедливость и Возрождение», другую часть профинансировали наши сторонники, многие из которых присоединились к нам недавно. Люди сами выходят на нас, спрашивают как можно помочь. Люди выходили на нас и через социальные сети, такие как Facebook, и посредством электронной почты. Сейчас молодежное крыло НДУ работает над тем, чтобы информировать людей о нашей деятельности и привлекать новых сторонников через Facebook и другие социальные сети. Мы рады, что есть реальная поддержка. Это говорит о том, что число людей, уставших от режима Каримова растет день ото дня.

  • http://www.fergananews.com/article.php?id=6975

Некитайский Китай. Одно из главный впечатлений от СУАР – что это Центральная Азия, а не “стандартный” Китай

 Линк, Основные-Свободы, Статьи  Comments Off on Некитайский Китай. Одно из главный впечатлений от СУАР – что это Центральная Азия, а не “стандартный” Китай
Jun 022011
 

06:41 02.06.2011

Синьцзян, Уйгуристан, Восточный Туркестан, Синьцзян-Уйгурский автономный округ – у этого региона Китая названий, в том числе и неофициальных, очень много. Официально же это СУАР – Синьцзян-Уйгурский автономный район Китайской Народной Республики. Это очень и очень интересное и необычное место. Некоторые называют его “самым некитайским Китаем”. Это во многом действительно там. Одно из главный впечатлений от СУАР – что это Центральная Азия, а не “стандартный” Китай. И это действительно так, по крайней в мере в культурном смысле этого слова. СУАР является органичной частью и продолжением хорошо знакомой многим россиянам Средней Азии, а сами уйгуры, по моему непрофессиональному ощущению, во многом напоминают узбеков. Ну, как минимум, хорошо понимают язык друг друга, носят тюбетейки и еще много в чем похожи.

СУАР по праву можно назвать регионом рекордов и контрастов, по крайней мере с точки зрения Китая, хотя зачастую и в мировом масштабе. Если исходить из численности населения и размеров территории, то невольно напрашивается сравнение с нашим Алтаем или некоторыми регионами Сибири. Судите сами: СУАР – самая большая провинция современной Китайской Народной Республики. Ее площадь составляет 1 миллион 600 тысяч квадратных километров, то есть одна шестая часть всей КНР. И на этой огромной территории проживает всего лишь 19 миллионов человек, что по меркам перенаселенного Китая практически безлюдное место. СУАР гордится и другим китайским рекордом – на эту провинцию приходится четверть всей госграницы КНР. Соседями являются сразу восемь стран: Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Монголия, Индия, Пакистан и Афганистан.

Про контрасты и рекорды применительно к Синьцзяну будем говорить еще неоднократно. Создается впечатление, что природа нарочно создала этот край, чтобы показать, какой разной она может быть. С одной стороны, именно в СУАР расположена крупнейшая в Китае и вторая по размерам (337 тысяч км2) в мире пустыня – Такла-Макан, которая уступает лишь знаменитой Сахаре. Через нее проложена самая длинная в мире дорога через пустыню с движущимися песками. Но тут же в СУАР находится река Тарим – самая длинная во всем Китае. Площадь ее бассейна составляет около миллиона квадратных километров.

Здесь же в Синьцзяне есть самое жаркое место и самое низкое место Китая – Турфанская впадина. Она ниже уровня моря на 154 метра, уступая лишь Мертвому морю. Во время нашего приезда в Турфан “посчастливилось” на себе почувствовать, что такое осмотр достопримечательностей при температуре воздуха + 39 в тени. Но при этом СУАР одновременно и страна высочайших гор и заснеженных пиков. Здесь проходят хребты Тянь-Шаня, Алтая, Памира с их потрясающими вершинами. А посреди безводной испепеляющей своим жаром пустыни стоят благоухающие зеленью города-оазисы: Кашгар, Турфан и другие.

Синьцзян еще и кладовая самых разных полезных ископаемых. Здесь присутствуют 134 из 150 обнаруженных в Китае видов природных ресурсов. Особенно впечатляют запасы нефтегазовых ресурсов (свыше 20 млрд. тонн или 35 % всей нефти и газа Китая) и угля (27 млрд. тонн, 40 % запасов КНР). В СУАР разместился и самый крупный в стране и в Восточной Азии парк “ветряков” – установок, которые для выработки электричества используют энергию ветра.

Могущество и суровость природы в Синьцзяне чувствуется очень хорошо, особенно после многочасовых путешествий по его бескрайним просторам. Немногочисленность людей становится привычной, а города и поселки выглядят лишь скромными форпостами цивилизации, которые лишь подчеркивают, что главный здесь не человек, а горы, пески и везде присутствующая на границе неба и земли линия горизонта, которую не заслоняют каменные джунгли многочисленных мегаполисов. Тот же главный город СУАР – Урумчи с его высокоэтажными зданиями и всеми удобствами современной цивилизации кажется не совсем естественным в этом краю.

Не менее любопытен СУАР и с точки зрения культуры и истории. Именно по этому региону пролегала часть знаменитого Великого Шелкового пути, а местные города Кашгар, Турфан, Урумчи, Гаочан и ряд других были важнейшими перекрестками на этой магистрали. Можно даже сказать, что достопримечательности истории и памятники культуры могут поспорить с красотой и масштабами местных природных шедевров. Мавзолеи древних правителей, до сих пор хорошо сохранившиеся развалины древних городов, мечети, музеи – все это есть здесь.

Такие, если говорить официальным языком, “объекты культурного наследия” прекрасно отражают еще одну крайне интересную черту Синьцзяня. Он уже очень давно был и является до сих пор настоящим “перекрестком цивилизаций”, местом, где сосуществуют самые разные культуры, народности и цивилизации: мусульманство, буддизм, китайское влияние, уйгуры, ханьцы, казахе, дуньгане, даже русские и еще многие другие. Этнический состав СУАР крайне нетипичен для Китая в целом, где 98-99 % приходится на ханьцев (доминирующая в КНР национальность). В Синьцзяне же, согласно статистике, проживает 47 национальностей, причем на первом месте стоят уйгуры, затем идут ханьцы, затем с очень большим отрывом казахи, дунгане, киргизы, таджики, киргизы, дауры, русские и пр. Здесь очень сильно чувствуется присутствие мусульманства. Уйгуры и многие прочие коренные народности – ревностные мусульмане. Здесь регулярно встречаются мечети, надписи, сделанные китайскими иероглифами, дублируются и арабской вязью, местные жители приветствуют друг друга словами “ассалам алейкум”. Увидеть женщину с покрытой платком головой – не редкость, а на юге СУАР, где доминируют именно уйгуры, скорее даже правило. Нередко попадаются и те представительницы прекрасного пола, кто ходят в строгом хиджабе, оставив открытой лишь небольшую щель для глаз либо вообще глядят на мир сквозь платок. Правда это не мешает им спокойной реагировать на объектив фотоаппарата или лихо “рассекать” по улицам городов на бесшумных электрических скутерах.

Ну, а теперь, можно, пожалуй, поподробнее поговорить о городе Урумчи, который был первым пунктом в моем путешествии по Синьцзяну. Это тоже весьма любопытный город. Он умудрился попасть и в Книгу рекордов Гиннеса по весьма необычному критерию. Это самый удаленный в мире от морского побережья крупный город. От него до моря по прямой почти две с половиной тысячи километров.

Урумчи – это административный, политический, экономический и финансовый центр СУАР. Главный город, одним словом, но все же не с точки зрения культуры и достопримечательностей. Население в нем составляет более двух миллионов человек, что делает Урумчи вторым крупнейшим мегаполисом (после Ташкента) в регионе Центральной Азии. То есть в Урумчи живет более 10 процентов населения всего СУАР. Судя по темпам развития, недалек тот день, когда он станет и самым крупным городом Центральной Азии. В любом случае в самом Синьцзяне Урумчи однозначно доминируют и является бесспорной столицей. Особенно это чувствуется в экономике. Почти две трети ВВП СУАР производится в Урумчи. Центральное правительство Китая вкладывает большие деньги в развитие СУАР, что видно в первую очередь по его столице. Это современный, динамичный мегаполис с многочисленными высотными зданиями из стекла и бетона. Да, здесь есть и уйгурский квартал, где нет высоток, но тенденция очевидна – город очень быстро растет, перестраивается и несколько теряет свой местный колорит, что, впрочем, можно сказать про многие города мира, где поступь глобализации и прогресса чувствуется достаточно сильно.

Если название провинции Синьцзян означает “новые территории”, то Урумчи – это “красивое пастбище” в переводе с древне-монгольского. Современный город был заложен во второй половине XVIII века, с тех пор и до 1954 года его называли по-китайски “Дихуа”, а затем уже переименовали в Урумчи.

Несмотря на статус столицы уйгурского края примерно три четверти населения составляют ханьцы. Китайское, а не уйгурское влияние уже, пожалуй, превалирует в общем облике города. По сути, центральная часть мегаполиса вряд ли чем-то отличается от многих других современных городов Китая. Вот только в уйгурских кварталах, да и на некоторых базарах заметна местная специфика.

Если говорить про достопримечательности города, то их не так уж и много. Во-первых, это символ города – “Красная гора” (Хун Шань), высота которой составляет 910 метров над уровнем моря. Вокруг нее разбит популярный среди горожан весьма удачный парк отдыха. “Красной” гора называется за цвет скал, из которых частично состоит. На вершине стоит памятная стела, возле которой все туристы считают своим долгом сфотографироваться. Ограда вокруг вершины служит и другой интересной цели – на решетку ограждения молодожены вешают замки, ключи от которых выбрасывают вниз. Своего рода знак и символ вечной любви. Подъем на гору, или, скорее, холм Хун Шань особых сил не отнимет. В парке прекрасные дорожки, по пути открываются хорошие виды на город, да и сама вершина не такая уж и большая. Сам город находится на высоте около 800 метров, а потому перепад высот составляет лишь немногим более ста метров. Так что можно и в офисных туфлях и на “шпильках” дойти до самого верха.

В Урумчи стоит конечно же посетить и местный базар Эрдацяо. Он достаточно большой. Местные сувениры и изделия мастеров, а также украшения лучше приобретать именно там – это на тот случай, если в городе Кашгаре не получится побывать. Неподалеку от Эрдацяо будет и строение, окруженное, как может показаться на первый взгляд, большими минаретами. Это не мечеть. Просто для привлечения туристов комплекс так называемого “международного базара” выполнили в таком стиле, а в самом большом из “минаретов” размещается обзорная площадка. В крытом здании поблизости расположен сам рынок. В любом случае рекламный ход оказался достаточно удачным. Этот комплекс вместе с базаром Эрдацяо стали одной из главных достопримечательностей Урумчи, куда туристов тянет словно магнитом.

Достаточно интересен в общепознавательном плане и Государственный музей Синьцзяна. Там есть неплохие экспозиции, охватывающие различные эпохи и стороны жизни региона. В общем, качественный музей, под который отвели большое, просторное здание. С другой стороны, чем-то сверхъестественным он не поражает.

Говоря о путешествии по Синьцзяну, трудно обойти вопрос о взаимоотношениях между ханьцами и коренным населением, между центральным правительством КНР и этим регионом. Вдаваться в политические споры считаю здесь неуместным. Пекин проводит политику “развитые окраины – сильная страна”. По СУАР, который является вообще крупнейшим реципиентом госсубсидий, это хорошо заметно. В Урумчи “отгрохали” прекрасный аэропорт, который помимо внутренних принимает также рейсы из Москвы, Новосибирска, Алма-Аты, Бишкека и Исламабада. Говорят, что скоро откроют прямое сообщение и с Западной Европой. В любом случае, аэропорт Урумчи к этому уже давно готов. В регионе построены и поддерживаются в отличном состоянии автомобильные и железные дороги. Провинцию пронзают в том числе и широкие платные шоссе, по которым можно “летать” на автомобилях. Дороги рангом и значимостью пониже может и не такие просторные, но все равно очень достойные. В этом довелось убедиться лично, когда ехал из Урумчи к Иркештаму, через который уже въезжал в Киргизию. Экономическое развитие провинции является одним из приоритетов центрального правительства. Это заметно – всюду стройки, заводы, фабрики, новые дома, больницы. Кстати, впечатлил случайно попавшийся во время прогулок по Урумчи медицинской центр – несколько зданий высотой по 20-25 этажей каждое. В общем, в СУАР Пекин деньги вкладывает и очень немалые.

Некоторые зарубежные СМИ иногда говорят о “засилье китайцев”, “уничтожении уйгурской культуры” и пр. Объективно говоря, в относительных и абсолютных цифрах видно, что количество ханьцев действительно растет. Центральное правительство предоставляет различные финансовые льготы тем китайцам, кто приезжает жить и работать в СУАР. По поводу “уничтожения культуры” ничего не могу сказать, просто не та тема, которую пытался специально исследовать и про которую что-то можно с уверенностью говорить, побывав в регионе лишь десять дней. В школах ведется преподавание в том числе и на языках нацменьшинств, но вот в вузах уже только на китайском. Особых трений и открытой неприязни между ханьцами и уйгурами я не заметил, но вот китайские и уйгурские кварталы, как правило, существуют отдельно и обособленно друг от друга. Уйгуры, как мне рассказали, не ходят в китайские рестораны. Но здесь уже причина религиозная. Мусульмане, коими являются почти все уйгуры, как известно, не едят свинину. А вот для китайской кухни хрюшки – очень важный компонент. Говорят, что браки между представителями двух наций крайне редки. Доводилось слышать, что особенно уйгуры это не приветствуют, а посему таким смешанным парам приходится уезжать за пределы СУАР. В общем, китайская и уйгурская компонента – это два важных, но в то же время чаще всего параллельных каркаса, без которых немыслимо современное положение дел в этом регионе.

Если возвращаться к жалобам об уничтожении истории и местных традиций, то это скорее всего следствие просто общемировых тенденций, когда прогресс так или иначе начинает стирать различия. Я не стал бы обвинять Пекин в целенаправленном лишении уйгуров своей культуры. Те же самые китайские “хутуны” также уступают место достаточно безликим небоскребам из стекла и бетона в любых других регионах КНР, как глиняные хижины уйгуров уходят, а на смену им приходят многоквартирные высотные дома. Но в целом да, мало-помалу экзотика уходит.

Завершая первую часть рассказа о путешествии по СУАР, хотелось бы отметить, что местные жители привыкли к иностранцами и весьма дружелюбно относятся к ним. Все очень спокойно реагировали на попытки сфотографировать их, многие намеренно позировали, а некоторые даже предлагали их сфотографировать. Это относится в равной мере как к ханьцам, так и представителям коренного населения. В этом плане даже несколько удивил и позабавил эпизод с группой женщин-уйгурок, у которых лицо было полностью скрыто под хижабом. Увидев, что попадают в объектив, они тотчас сформировали группу как для семейного фото, а одна еще из пальцев в шутку изобразила латинскую “V” – как часто делают многие в других странах мира. Конечно, при фотографировании всегда и везде надо руководствоваться здравым смыслом, учитывая местные традиции, но в Синьцзяне на фотоаппарат реагируют очень спокойно. Если же прямо спросите (или покажите знаками): “А можно вас сфотографировать?”, то 90 % за то, что ответ будет – “да”. Пару раз просили не фотографировать, но делалось это спокойно и весьма доброжелательно без попыток выхватить камеру. Единственное, с кем не стоит экспериментировать по части фото, – это военные и полиция, но эта рекомендация общая для всего Китая, а не только для СУАР.

Трудно не упомянуть и о русском нацменьшинстве Синьцзяна. Говорят, что большинство китайских русских живет в небольшом городе Кульджа (Инин), куда мне попасть не довелось. Всего же в СУАР численность русских составляет менее девяти тысяч человек. Если обобщить все то, что доводилось слышать по поводу русских, то можно сделать вывод, что рано или поздно они неизбежно будут ассимилированы. Большинство молодых людей уже чисто внешне являются полукровками, так как русские часто вступают в брак с представителями других нацменьшинств – казахами, киргизами и пр., а иногда и с ханьцами. На русском говорят, но больше в семье, в остальных случаях все на китайском. Да и общая китайская среда делает адаптацию-ассимиляцию неизбежной. В Урумчи довелось случайно столкнуться с двумя девушками больше похожими на казашек, чем на русских. Это как раз были “китайские русские”. Говорили между собой они по-русски, но вот общий интонационный рисунок языка, а также лексика уже непривычна и немного “режет ухо” современным россиянам. Наверное язык “законсервировался” с тех пор, когда русские мигрировали в Синьцзян из России, а также подвергся влиянию со стороны местных наречий. В общем, русские в Синьцзяне – уже особые русские, что, впрочем, неизбежно и понятно.

Если резюмировать общие впечатления от Урумчи, то можно сказать, что сам СУАР в целом очень интересное место, где легко можно провести и целый месяц, если решить побывать везде или “почти везде”, и при этом скучно не будет. А вот в самом Урумчи вряд ли стоит задерживаться более одного-двух дней. Как уже говорилось, по мере своего быстрого роста город превращается в “стандартный” мегаполис, весьма характерный для других частей Китая. Достопримечательности и свой колорит есть и в Урумчи, но пары дней хватит на все. А основные красоты Синьцзяня ждут в других городах и местах СУАР. Например, в расположенном в 200 км от Урумчи городе-оазисе Турфане. Но о нем рассказ в следующем репортаже…

Олег Кирьянов, Москва – Бишкек – Урумчи

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1306982460

 

WSJ: спецслужбы научились прослушивать Skype, которым пользуется большинство оппозиционеров мира

 Линк, Основные-Свободы, Статьи  Comments Off on WSJ: спецслужбы научились прослушивать Skype, которым пользуется большинство оппозиционеров мира
Jun 012011
 

01 June 2011

Сервис Skype, предоставляющий услуги интернет-телефонии, пользуется наибольшей популярностью среди диссидентов всего мира, которые убеждены в том, что уникальная система шифровки информации, заложенная в программе, обеспечит их переговорам безопасность и оградит от «прослушки» спецслужб, пишет газета The Wall Street Journal. Молодые египетские оппозиционеры пользовались Skype для организации протестов на площади Тахрир, получившей известность после зимней революции, приведшей к отставке президента Хосни Мубарака; более того, лидеры и идеологи волнений, охвативших почти весь арабский мир, устраивали видеоконференции по Skype, обменивались сообщениями и перезванивались только по средствам этой программы, так как верили в ее абсолютную «непроницаемость».

Однако, как выяснилаThe Wall Street Journal, спецслужбы сумели вскрыть коды программы, разработанной шведом Никласом Зеннстремом и датчанином Янусом Фриисом. Любопытно, что в одном из расшифрованных ими разговоров два молодых египетских революционера обсуждают необходимость использования Skype и никакого другого сервиса, так как он «не может прослушиваться никаким из известных шпионам способов».

Как пишет газета, в марте текущего года группе оппозиционеров удалось проникнуть в штаб-квартиру главной службы безопасности Египта – Amn Al Dowla. В ходе обысков протестующие нашли уникальные файлы, описывающие систему взлома и расшифровки кодов Skype; более того, 26-летний активист Басем Фати обнаружил собственные расшифрованные разговоры, в которых обсуждались его личные планы и отношения, отдых и поездки на пляж.

«Я знаю, что они собирали каждые мелочи, слетавшие с наших губ, и собирали их в специальный файл,» – рассказал газете Фати.

В свою очередь, глава отдела безопасности интернет-сервиса Адриан Ашер заявил, что компания не может побороть абсолютно все технологии взлома, компрометирующие Skype.
«Можем ли мы каким-то образом контролировать воровство потока аудиоинформации, исходящей от наших пользователей? Нет, с этим ничего не поделаешь», – признался он.

Как отмечает газета, «слабые места» популярного сервиса интернет-телефонии увеличиваются. Если ранее правительственные службы сумели найти доступ к расшифровке звонков, теперь, как утверждают ливийские повстанцы, власти научились «проникать» в список контактов пользователей Skype, среди которых, в случае с Ливией, были имена людей, участвовавших в организации протестов.

В настоящее время число активных пользователей Skype во всем мире достигает 663 млн человек. // gazeta.ru

http://www.harakat.net/el_news.php?id=8481

May 292011
 

?????????.

? ? ?????? ??? 2011 ??? ????? ? ???, ??? ???? ????? ???????? ??????? ????????? ? ????????? ??????? ?????????? ??? ? ??? ?????? ????????. Continue reading »

May 282011
 

19 мая в Париже, в здании “Palais de Justice” на острове Cit?, состоялся суд по иску Лолы Каримовой-Тилляевой, дочери диктатора Ислама Каримова. Ответчиком был владелец издания “Rue89” Пьер Аски (Pierre Haski). Предметом разбирательства стала статья журналиста Огюстена Скалберта (Augustin Scalbert) под названием «СПИД: Узбекистан репрессирует дома, но гуляет в Каннах», опубликованная 20 мая 2010 года.

rvettaz / RFI
В иске Лолы Каримовой-Тилляевой несколько претензий:
– корреспондент издания Огюстен Скалбер назвал ее отца – главу Узбекистана Ислама Каримова – диктатором;
– истец считает, что журналист намеренно использовал слово «отмывать», которое на французском языке имеет двоякий смысл: «отмывать имидж» и «отмывать деньги». По мнению Лолы Каримовой, читатели могут решить, что она как посол Узбекистана в ЮНЕСКО и глава благотворительного фонда «Ты не одинок» и ее сестра Гульнара, посол Узбекистана в штаб-квартире ООН в Женеве и Испании, основатель благотворительного «Фонда Форум», занимаются отмыванием денег;
– возмутило Лолу и то, что автор статьи написал о выплате ею 190 тысяч евро итальянской актрисе Монике Беллуччи за участие в благотворительном бале в Версальском дворце в Париже в феврале 2010 года.
Я участвовала в суде по приглашению стороны защиты издания “Rue89” и рекомендации Международной Федерации за права человека (FIDH). Кроме меня были приглашены еще два свидетеля: бывшая политзаключенная из Узбекистана Мутабар Таджибаева и корреспондент издания «Bakchich.info» Анаэль Верзо (Ana?lle Verzaux ).
В зал судебного заседания нас ввела ассистент суда. Широкоплечий мужчина средних лет в черной мантии и белым воротником-жабо на пуговицах, секретарь суда, хорошо поставленным голосом произнес: «Встать! Суд идет!». Пришел судья, и нам – свидетелям защиты – предложили пройти в отдельную комнату.
Первой пригласили в зал Мутабар Таджибаеву. Примерно через 35 минут вызвали меня. Подходя к двери зала, я услышала, как Мутабар печально повторяет: «…и я, одна из тысяч. Тысяч!».
Я зашла в зал, где стояло напряженное молчание. Рассказ Мутабар произвел впечатление на присутствующих. Многие смотрели на нее с состраданием, она с трудом сдерживала волнение. Психолог помогал ей успокоиться.
Потом уже от коллег я узнала, что после выступления Мутабар у адвоката Лолы  Каримовой-Тилляевой к ней возникли вопросы. Мэтр Антуан Жермен (Antoine Germain) сказал: «Прежде чем перейти к выполнению моих адвокатских обязанностей и задать Вам несколько вопросов, я хочу сказать, что глубоко сопереживаю и понимаю, насколько трудно Вам было пройти такие испытания…». Нет сомнения, Антуан Жермен был искренен. Хотя стоит отметить: это сказал адвокат Лолы Каримовой-Тилляевой, которая отрицает, что она дочь диктатора.
Секретарь подвел меня к металлическим перилам напротив судейского стола. По обе стороны от меня стояли адвокаты. После проверки моих персональных данных я поклялась говорить правду.
На суде я представляла французскую ассоциацию «Права человека в Центральной Азии». Еще в январе 2008 года, после президентских выборов в Узбекистане, наша организация заявила в пресс-релизе о том, что в Узбекистане наступило антиконституционное правление Ислама Каримова. С тех пор в своих документах мы не называем И.Каримова президентом Узбекистана.
“Каков Ваш статус во Франции?”, – спросил меня судья.
Я ответила: «Я – политэмигрантка. 10 лет каждое утро я просыпаюсь с мыслями о своей стране. Мне больно говорить о происходящем на родине, где жизнь человека не представляет никакой ценности! И для меня даже не возникает вопроса, диктатор Ислам Каримов или нет. Он – диктатор!». Эти слова буквально вырвались из моей души.
Затем адвокат “Rue89” Антуан Комт (Antoine Comte) попросил меня: «Расскажите нам о политической системе Узбекистана, и какую роль в ней играют дочери Ислама Каримова».
Я ответила: “В Узбекистане созданы все структуры власти, внешне характеризующие демократическое общество. Однако большинство в стране живет в страхе, потому что зависимы от своеволия Ислама Каримова и своенравности его избалованных дочерей. От них зависят судьбы миллионов людей.
С апреля 2000 года по июль 2002 года я обращалась во все компетентные инстанции Узбекистана с жалобами на нарушение моих прав. При мне список всех этих госучреждений и заверенные копии почтовых квитанций. Я предоставляю их французскому суду: никто из представителей узбекской власти мне так и не ответил на эти обращения. Вот такое отношение к гражданам Узбекистана в кабинетах охранителей каримовской власти.
В нашу организацию поступила информация о 19 случаях смерти заключенных, на теле которых были следы побоев и других насильственных действий. Мы имеем все персональные данные этих жертв и передали их в соответствующие инстанции. Ни по одному из этих случаев не было проведено расследование, вот цена демократии в Узбекистане…”.
“Какую пользу приносят своей стране дочери Ислама Каримова?”, – снова спросил меня адвокат “Rue89”.
“А какая может быть польза стране от показов моды, которые устраивает Гульнара Каримова? Она тратит на них деньги, чтобы показать себя на Западе. Кому из узбекских модельеров позволено с ней конкурировать? Разве кто-то посмеет? Любые модельные разработки из Узбекистана известны на Западе как принадлежащие Гульнаре Каримовой.  А кто еще во время своей дипломатической карьеры занимается  дизайном одежды и ювелирных изделий, проводит показы мод? Гульнара Каримова проводит встречи на высоком уровне чаще, чем министр иностранных дел Узбекистана.
Лола, младшая дочь Каримова, устраивает благотворительные вечера, на которых принимают участие знаменитости. Как выясняется, Лола Каримова находит пути и платит за участие знаменитостей в этих встречах, а не они вносят пожертвования в пользу ее попечителей.
Создается впечатление, что благотворительные фонды, принадлежащие дочерям Ислама Каримова Лоле и Гульнаре и его жене Татьяне Каримовой, служат им лишь для того, чтобы завоевать доверие западной элиты и удовлетворить свои чрезмерные амбиции. Они – самые близкие родственники узбекского диктатора, который 22 года вопреки Конституции самоправно удерживает власть в Узбекистане. Знает ли общественность, откуда поступают средства в эти фонды? Нашей организации известны два случая, когда приближенные дочерей Ислама Каримова вымогали деньги и имущество у успешных узбекских предпринимателей”.
“Вы лично знакомы с Лолой Каримовой?”, – спросил меня ее адвокат Антуан Жермен (Antoine Germain).
“Нет”.
“Вы лично как-то соприкасались с фондом Лолы Каримовой?”.
“Я покинула Узбекистан в марте 2000 года. В то время Лола еще не была публичной и влиятельной фигурой. Информация, которую я здесь представляю, – из архива нашей организации”.
После меня свидетельствовала журналистка Анаэль Верзо.
Как теперь выяснилось, журналистка Анаэль Верзо принимала участие благотворительном вечере в Версальском дворце в феврале 2010 года. Она принесла в суд документы, среди которых была смета расходов на этот вечер. Адвокат Лолы Каримовой занервничал, увидев смету: в ней была указана организация, средствами которой распоряжается Лола Каримова-Тилляева, перечислившая 230 тысяч евро за обеспечение участия в благотворительном вечере Моники Беллуччи. Он возмущенно задавал вопросы: “Что это такое? Где здесь написано “Лола Каримова”?”.
Журналистка Анаэль Верзо продолжала объяснять, что в своей статье для издания «Bakchich.info» занизила сумму, потраченную организаторами на участие Моники Беллуччи. Так она скрыла свой источник информации. Вот так появилась в ее статье сумма 190 тысяч евро, вместо 230 тысяч евро, реально выплаченных за участие Моники Беллуччи.
Суд приобщил документы, представленные Анаэль Верзо, к материалам дела по иску Лолы Каримовой. Было видно, что адвокат “Rue89” этим очень доволен.
Допрос журналистки Анаэль Верзо занял не более 10 минут.
Суд продолжился. Адвокат истицы начал свою речь с ответа на мой вопрос: «…откуда поступают средства в благотворительный фонд Лолы Каримовой?». И выяснилось следующее. Оказывается, Европейский союз выделил фонду Лолы Каримовой 3 миллиона 700 тысяч евро. И три авторитетных представителя международных организаций направили в суд письма, в которых высоко отметили ее “особый вклад в развитие общественно значимой деятельности”. Имена известных политиков адвокат не назвал, но их письма передал для приобщения к материалам суда. Мне удалось выяснить, кто ходатайствовал в поддержку Лолы Каримовой-Тилляевой:
– глава представительства UNICEF в Узбекистане Жан-Мишель Дельмотт;
Интересно, гонорар Монике Беллуччи тоже был выплачен из этого гранта Евросоюза? И как на это посмотрят европейские налогоплательщики?
А потом был показан документальный фильм о благотворительной деятельности Лолы Каримовой-Тилляевой. Помощь инвалидам действительно важна, поэтому я внимательно смотрела его. Французскому суду показали игровые и спортивные комнаты для инвалидов со специальным оборудованием, опрятных детей и рядом с ними – позирующую перед телекамерами Лолу Каримову. Признаюсь, впечатлило! И все это зрелище сопровождалось заискивающей речью на русском языке. Женский голос за кадром часто повторял: «Лола Исламовна очень любит инвалидов…». И что тут скажешь? Инвалидов в нашей стране становится все больше и больше, похоже – пропорционально количеству заключенных и рабов, собирающих хлопок.
Потом судья объявил перерыв.
Через пять минут начались прения. И опять взял слово адвокат Лолы Каримовой. Он начал с того, что шел на суд по иску о клевете со стороны журналиста, а оказался на политическом процессе. Претензию по поводу того, что Лола Каримова была названа дочерью диктатора, адвокат уже не затрагивал. Он заявлял, что раз в статье было использовано слово «отмывать», значит имелось в виду “отмывание денег”. Увлекшись своими рассуждениями, мэтр Жермен вдруг стал обвинять издание “Rue89” в использовании недобросовестной информации, что якобы стало причиной нескольких судебных разбирательств.
Адвокат “Rue89” в своем выступлении задал вопрос отсутствующей в суде истице Лоле Каримовой: «А посол какого государства не отмывает имидж своей страны? Его профессиональная обязанность – представлять ее с лучшей стороны, и в этом случае совсем уж неуместно придираться к фразам журналиста».
Речь прокурора произвела на меня большое впечатление. Мадам прокурор сделала вывод: в статье журналиста Огюстен Скалбер нет намека на отмывание денег. Лоле Каримовой не понравилось критическое мнение журналиста, но у него есть право свободно выражать свое мнение. И у мадам Лолы Каримовой это право есть, но она им не воспользовалась. А сразу подала на журналиста в суд. Свобода слова защищена французскими законами. Каждый человек вправе выражать свои убеждения, а журналист – тем более.
Взял слово и ответчик – владелец издания “Rue89” Пьер Аски. Он опроверг утверждения адвоката Лолы Каримовой о том, что журнал погряз в судебных разбирательствах и выплачивает разорительные штрафы по искам за клевету: “Да, нам несколько раз приходилось быть на суде, но откуда Вы взяли, что мы проигрываем суды? Напротив, мы всегда выигрываем. Сам факт того, что против нас подают иски, говорит о том, что мы поднимаем острые темы. Ваша критика журналиста необснована. Огюстен Скалберт – профессиональный журналист, и наши читатели ему доверяют”.
На этом суд был объявлен закрытым. Все вышли в холл и стали обмениваться  впечатлениями. Я подошла к журналисту Огюстену Скалберту и передала ему письмо узбекского журналиста Хуснутдина Кутбитдинова с выражением уважения и поддержки. В ответ Огюстен смущенно сказал: «Я просто написал то, что думаю…».
Больше трех часов я наблюдала разбирательство по иску Лолы Каримовой к изданию “Rue89” и невольно сравнивала французское правосудие с узбекским. За последние шесть лет в Узбекистане приговорены к лишению свободы почти 30 журналистов и писателей, многих из них за критику осудили по статье 159 УК РУз (посягательство на конституционный строй). А убийства писателя Эминжона Усманова и депутата парламента Узбекистана, члена Общества прав человека Узбекистана Шовруха Рузимурадова не расследуются с 1991 года.
Впечатлил меня не столько дух истории, сохранившийся в этом судебном помещении, сколько поведение участников процесса. В полной мере проявилась состязательность сторон; они вели себя уверенно, проявляли уважение друг к другу. Судья внимательно отнесся к информации о практике пыток в Узбекистане, хотя речь и шла о другой стране.
Понятно, что диктатор Ислам Каримов и его посланцы-дочери не могут повлиять на французский суд.
Решение суда по иску Лолы Каримовой станет известно 1 июля 2011 года.
А 24 мая я получила сообщение о том, что 25 мая 2011 года в посольстве Узбекистана во Франции пройдут дебаты с участием делегации из некоего Института гражданского общества Узбекистана – организации, созданной узбекскими властями. На эту встречу приглашаются все граждане Узбекистана, проживающие в Париже. Тема обсуждения, конечно, интересная: “Усиление роли гражданского общества и негосударственных организаций Узбекистана”. Желающие могли подтвердить свое участие по факсу:  01.53.30.03.54.
Если кто -то побывал на этом мероприятии, расскажите, пожалуйста: как же все-таки видят узбекские власти усиление гражданского общества Узбекистана во Франции? Я уверена, что эта кампания начата после суда по иску Лолы Каримовой-Тилляевой.

Надежда Атаева

http://nadejda-atayeva.blogspot.com/2011/05/blog-post.html

М.Бекжан: Приобретение Слова. Узбекская оппозиция не должна обещать слишком многое народу

 Линк, Основные-Свободы, Статьи  Comments Off on М.Бекжан: Приобретение Слова. Узбекская оппозиция не должна обещать слишком многое народу
May 282011
 

ПРИОБРЕТЕНИЕ СЛОВА
(Посвящается Народному Движению Узбекистана)
Узбекистанцы живут в обществе, где Слово потерпело девальвацию, где оно потеряло свое значение и изначальную смысль.
Здесь можно говорить все, что угодно и это не имеет эхо в обществе. Или оно как привидение: не имеет отражение или тень.
Слова в этом обществе существуют сами по себе, как так называемое “чистое исскуство”, имеющее мало общего с реальностью. Они воспринимаются как восточные слaвословия, как газел с неправодподобными метафорами, где апогеем красоты является, например, крошечный рот героини стиха, настолько крошечный, что герой стиха должен быть озадачен не находя губы у своей луноликой, чтобы любоваться ими как подобает влюбленному.
Слово, обращенное к нашему обществу, как сказали выше, не имеет эхо.
Оно тонет в лоне общества как камень, брошенный в болото; его поглощает чудовищно податливое лоно общества.
А эхо, между тем, любит твердость скал или по крайной мере, твердость кирпичных стен – но заметьте, голых стен, так как обвешенные коврами стены также глухы и не откликаются на призыв или на клич…
Когда нет необходимости озвучивать намерение (так как слова здесь не имеют значения по причине их лживости), общество расслабляется, оно начинает распользаться и терять форму, ему уже наплевать на все, так как нету верной оценки чего бы то ни было в обществе, по причине все той же лживости Слова.
Последовательность развития этой болезни такова: лживость слова(независимо от того, откуда оно появилось) рождает размягченность(нравственную расслабленность или даже распущенность) общества, что, в свою очередь, приведет к глухоте(безразличности) к словам(призывам).

В такой ситуации трудно убедить народ чему бы то ни было, трудно подкупить доверие народа с девальвированным Словом.
Чтобы убедить народ нужно оживить Слово. Нужно оживить его потом и кровью; нужно пролить свой пот в обезвоженное тело Слова, нужно пролить свою кровь в обескровленное тело Слова.
Долгие годы наше общество занималось тем, что сосало кровь из Слова превращая его в тень и в результате оно само превратилось в тень, в вампирa, в Дракулу, который влачит теперь свое жалкое существование обходя стороной смерть и одновременно умирая тысячи раз в день.
Бессмертность Дракулы не то, что нужно человеку, который был когда-то посвящен божественному Слову. Когда люди игнорируют божественность Слова, в ответ божественность игнорирует людей.

Человек – единственное существо, созданное Аллахом на земле которое говорит и облекает свои мысли Словом и это главное отличие человека от животного.
Вся нравстенные законы человека и накопленные им мудрости облечены в Слово.Когда человек потеряет этот свой дар он начинает уподобляться животному. Но умение говорить еще не значит быть человеком, можно бесконечно говорить и одновременно погрузиться в глубокое безмолвие, часто болтовня более безмолвнa чем даже само молчание. Это случается тогда, когда умирает Слово.
Когда глава государство обещает отчаявшемуся народу, что все будет хорошо к осени и не выполнит свое обещание – Слово умирает.
Когда торговец мясом на базаре клянется всеми святыми чтобы убедить покупателья в том, что мясо свеж и покупателью нечего опасаться и при этом все окажется не так – Слово умирает.
Когда отцы учат своих детей к честности и порядочности, а сам не является ни честным, ни порядочным – Слово умирает.

Узбекская оппозиция не должна участвовать в кампании убийства Слова.
Она должна активно участвовать в реанимации и оживлении Слова. Она не должна обещать слишком многое народу.
Но данное обещание, каково бы оно ни было – должно быть выполнено. Это оживит Слово. Ибо вожрождение Слова важнее всех революций мира взятые вместе.
Максуд Бекжан
saatbag@yahoo.com,
27.05.2011

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1306563900

Кыргызстан: Совет правозащитников осудил «позорное решение» парламента о запрете въезда в страну Киммо Кильюнену

 Заявления, Линк, Основные-Свободы, Правозащитники  Comments Off on Кыргызстан: Совет правозащитников осудил «позорное решение» парламента о запрете въезда в страну Киммо Кильюнену
May 282011
 

27.05.2011 12:53 msk

Фергана

27 мая Совет правозащитников Кыргызстана выразил крайнюю обеспокоенность «позорным решением парламента» о запрете въезда в страну Киммо Кильюнену – главе Международной комиссии по расследованию межнационального конфликта на юге Кыргызстана в июне 2010 года, сообщает 24.kg.

Общественная организация отмечает, что «Кыргызская Республика встает на путь превращения в государство-изгоя».

«Такое решение парламента грубо нарушает Конституцию КР и фундаментальные нормы международного гуманитарного права. Подобные отчеты представляются международным сообществом для анализа проблем и предотвращения повторения тем государствам, которые пережили конфликты, государствам, стремящимся к достижению всеобщего мира и стабильности», – отмечают гражданские активисты.

По их убеждению, «опубликование отчета должно стать началом диалога по каждому пункту документа и выработанных рекомендаций».

«Государственные институты, в особенности правоохранительные органы, должны незамедлительно опубликовать подробные хронологические отчеты о своих действиях во время конфликта. Отчетов государственных органов до сих пор нет», – подчеркивает Совет правозащитников.

«Жогорку Кенеш (парламент), не содействуя профессиональному обсуждению международного отчета, действует несдержанно и безответственно. Отталкивая руку помощи международного сообщества, парламент толкает государство на путь самоуничтожения», – считают в организации.

«Примечательно, что одновременно правительство без объявления причин откладывает на неопределенное время визит в страну Специального докладчика ООН по предотвращению пыток. Совет правозащитников напоминает, что эти скандальные шаги кыргызских властей идут в нарушение правил международных договорных органов, в которые республика вступила добровольно, эти действия грубо нарушают договоры, которые государство добровольно же ратифицировало», – заявляют гражданские активисты.

Совет правозащитников предупреждает, что Кыргызская Республика встает на опасный путь превращения в государство-изгоя, что «неминуемо приведет к развалу самой государственности».

Тем временем ООН поддержала выводы Международной комиссии. «Это важный шаг в правильном направлении, если говорить вновь о необходимости ответственности за действия и преступления, которые совершены в 2010 году в Кыргызстане», – сказал журналистам официальный представитель генсека ООН Мартин Несирки.

http://www.fergananews.com/news.php?id=16790&mode=snews