Mar 022017
 

Правоохранительные органы в Ташкенте без ведома родных поместили Елену Урлаеву, лидера Правозащитного альянса Узбекистана, на принудительное лечение в психушку.

 

Елена Урлаева периодически с 2001 года подвергается принудительному лечению в психушке Узбекистана; фото: ПАУ

Елена Урлаева периодически с 2001 года подвергается принудительному лечению в психушке Узбекистана; фото: ПАУ

О том, что Елена Урлаева находится в 1-й Ташкентской клинической психиатрической больнице, ее родные узнали лишь сегодня, 2 марта, а помещена она была накануне – 1 марта.

Коллеги правозащитницы пытаются сложить канву событий, приведших к очередному помещению ее на принудительное психиатрическое лечение, но пока все сходятся в одном: возможно, она «слишком активно» взялась за проведение пикетов возле резиденции президента «Ок сарой» – «терпение властей и лопнуло».

Сначала пригласили в РОВД

Впрочем, само задержание произошло не во время пикета, а до его начала, в тот момент, когда правозащитница находилась дома у пенсионера Камоледдина Зиятова, которого она поддерживает в затянувшемся споре с соседом.

Примерно в 14.50 Урлаева позвонила по телефону милиции 102 и сообщила, что собирается провести очередной пикет в защиту пенсионера возле резиденции «Ок сарой».

В 15.10 к дому Зиятова на белом «Матизе» приехали милиционеры, которые пригласили правозащитницу в Шайхантохурское РОВД (районный отдел внутренних дел), чтобы написать объяснительную.

По словам одного из очевидцев, случайно оказавшегося в этот момент в доме, Урлаева ехать поначалу отказалась и даже достала лист бумаги, чтобы «написать объяснительную прямо здесь».

Была уверена: милиция из дома не заберет

«Елена была уверена, что милиция из дома людей, которых она защищает, никуда ее не заберет», – говорит очевидец.

Но милиционеры настаивали, в итоге без особого скандала Урлаева согласилась поехать в РОВД. При этом ее сотовый телефон и другие вещи остались в доме у Зиятова.

По словам очевидца, через полчаса участковый милиционер лейтенант Батыр Шарипов, принимавший участие в задержании правозащитницы, вернулся в дом вновь, чтобы вручить пенсионеру повестку в оперпункт с целью «положить конец многолетнему спору с соседом».

А на вопрос Зиятова о судьбе Урлаевой, ответил, что та «отправлена в психиатрическую больницу».

Мать узнала только утром

Коллеги и друзья правозащитницы стали беспокоиться и звонить ей по домашнему телефону. Но близкие Урлаевой сообщили, что никакой информации о помещении ее в больницу не поступало.

«И мать, и сын Мухаммад, живущие вместе с Еленой, даже в 11 часу вечера были уверены, что «ее продержат в милиции и все равно вскоре привезут домой», – говорят коллеги правозащитницы.

Они также удивлены тем, что помещение в психиатрическую больницу прошло без участия родственников, что по закону должно сопутствовать такой процедуре.

Только 2 марта мать правозащитницы – Вера Евстигнеева, проплакавшая всю ночь по поводу исчезновения дочери, сообщила, что утром стало известно о помещении ее в психиатрическую больницу.

«Карательная психиатрия» в действии

Впервые в психиатрическую больницу Елену Урлаеву поместили в 2001 году, когда Мирабадский межрайонный суд города Ташкента по инициативе районного прокурора обязал правозащитницу пройти принудительное психиатрическое лечение.

После этого в 3-е отделение психиатрической больницы Ташкента ее помещали пять раз. В пятый – 7 марта 2016 года, в преддверии «малой» весенней хлопковой кампании по чеканке хлопка, мониторинг которой традиционно проводила Урлаева.

Тогда чеканка хлопка следовала за 15-м саммитом ШОС, который прошел в Ташкенте в июне, поэтому в психушке Урлаеву удерживали рекордно долго (87 дней) и выпустили оттуда только под давлением международной общественности.

Сама Урлаева осенью прошлого года рассказывала друзьям о словах врача психиатрического диспансера, где она обязана ежемесячно отмечаться.

Врач собирался уезжать за рубеж, поэтому признался ей, что диспансер выступал с ходатайством в Мирабадском суде «об отмене Урлаевой недееспособности». Но суд это ходатайство удовлетворить категорически отказался.

Пикеты вызвали у милиции раздражение

После смены руководства в Узбекистане первый раз на пикет к резиденции президента «Ок сарой» правозащитница вышла 18 февраля 2017 года, когда в Ташкентском городском суде по уголовным делам ее не пустили на открытый процесс по делу о мошенниках из лизинговой компании.

В следующий раз – 21 февраля – по поводу того, что ее без всяких объяснений ее опять не допустили в Ташгорсуд.

https://centre1.com/uzbekistan/pravozashhitnitsu-urlaevu-vnov-pomestili-v-psihushku/