Jun 132017
 

Ташкентская милиция спустя 40 дней после инцидента все еще «определяет круг причастных лиц» к смерти 17-летнего студента медколледжа, правозащитники не верят…

Джасурбек Ибрагимов умер 1 июня после избиения однокурсниками; семейный архив

Джасур Ибрагимов умер 1 июня после избиения однокурсниками; семейный архив

В центре внимания СМИ по-прежнему остается расследование смерти Джасура Ибрагимова – студента 2-го курса Ташкентского городского медицинского колледжа имени Боровского.

Он был избит 3 мая однокурсниками и скончался 1 июня, после почти месяца проведенного в больнице и перенесенных там пяти операций.

Смерть студента, а главное – ее безнаказанность (в течение месяца родители не могли заставить правоохранительные органы расследовать преступление), вызвали возмущение в стране.

Узбекская милиция взяла одного

Милиции пришлось зашевелиться. Генеральный прокурор Узбекистана взял под свой контроль ход расследования, которое проводит УВД Мирабадского района Ташкента.

Известно, что под арестом находится один из участников группового избиения – также студент медколледжа Ислам Туляганов, обвиняющийся в «нанесении телесных повреждений, повлекших смерть пострадавшего», на этом пока все.

По сообщению Генпрокуратуры, следствие все еще «устанавливает круг лиц, причастных к данному преступлению».

Адвокат семьи Джасура Лола Исмаилова подтверждает Ц-1, что на сегодняшний день новых арестов произведено не было.

40 дней поисков

Правозащитник Абдужалил Бойматов, бывший председатель Общества по правам человека в Узбекистане, проживающий в изгнании в Ирландии, говорит, что неспособность милиции через 40 дней после избиения юноши определить всех участников драки свидетельствует о том, что их никто не хочет искать.

Правозащитник не без иронии говорит, что всем известна способность узбекских правоохранителей допрашивать задержанных, он убежден в том, что Туляганов давно выдал своих товарищей.

Если же он умудряется до сих пор скрывать их имена, то они названы в письме матери Джасура – Нилюфар Алиевой, которое она написала, находясь в реанимации у сына, и адресовала в виртуальную приемную президента страны.

Известная схема: один виноватый

Дело в том, продолжает правозащитник, что групповое избиение классифицируется как более тяжкое преступление. Более того, как упоминала в письме мать погибшего, родители арестованного Ислама – влиятельные адвокаты и со связями, они понимают, что усугубит положение их сына.

Бойматов вспоминает, как в начале 90-х был избит в Ташкенте группой солдат, но следствие переквалифицировало это в драку с одним нападавшим.

Во-первых, за групповое избиение можно получить более серьезный срок, во-вторых, избежавшие наказания платят за это взятки милиции, в-третьих, осужденный за менее тяжкое преступление имеет больше шансов скоро выйти на свободу по амнистии.

По словам правозащитника Бойматова, шумиха вокруг дела только позволит правоохранителям больше выкачать денег у родителей участников избиения.

За минувший месяц, по словам правозащитника, участники драки могли уничтожить все свидетельства и улики, выдумать алиби и теперь сводят к тому, что Джасура бил один человек.

 

 

«В деле очень много белых пятен: взяли ли показания у погибшего, или он был не в состоянии говорить из-за многочисленных травм и операций, – говорит Бойматов. – Уход от наказания – хорошо налаженный бизнес, и остальные участники драки заплатят не только следователям, но и судьям. Этого нельзя допустить – наказание должны понести все виновные».

Бил один, остальные — смотрели

Юрист в Ташкенте, пожелавший быть не названным, комментируя возможное наказание для виновного в смерти Джасура, говорит, что по инкриминируемой в данный момент статье 104, ч.3 «д», Туляганову грозит восемь-десять лет лишения свободы.

При этом, по словам юриста, следствие не квалифицирует преступление как групповое избиение, так как подозреваемый заявил, что дрался с жертвой один.

Остальные пятеро проходят как свидетели, поскольку доказательств того, что жертву избивали шестеро, следствие не имеет.

По той же статье, нанесение тяжких телесных повреждений группой лиц — могут лишиться свободы на срок от пяти до восьми лет — все. «Но повторюсь, эта статья не фигурирует», — акцентирует внимание юрист.

Вместо воспитательной работы – прополка хлопка

Сурат Икрамов, председатель «Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана», считает, что смерть студента случилась из-за отсутствия воспитательной работы в учебных заведениях.

Правозащитник часто получает сообщения о массовых драках в вузах и колледжах.

«Драки в колледжах и институтах свидетельствуют о том, что в учебных заведениях не ведется воспитательная работа. Студентов массово привлекают на прополку и сбор хлопка, уборку территории, они косят траву и подметают во время пар», – говорит он.

Икрамов также уверен, что время, пока не заводили уголовное дело, дало всем причастным к групповому избиению Джасура возможность для уничтожения доказательств и «подмазывания» следователей.

«Это дело может стать маркером для Узбекистана: президент пытается переломить негативную историю и демократизировать страну. Для существенных изменений нужна политическая воля. Мы будем следить за ходом расследования и тем, кто из виновников получит реальные сроки», – подытоживает он.

https://centre1.com/uzbekistan/sledstvie-v-tashkente-temnit-s-poiskom-vinovnyh-v-smerti-dzhasura-ibragimova/