Mar 312014
 

 

Кадр из фильма Майкла Андерсена; скриншот

31.03.14 17:18

Защищать Обид-кори Назарова и бороться с его идеями

Фильм Майкла Андерсена “Длинная рука диктатора” о покушении в Швеции на Обида-кори Назарова умалчивает правду о настоящих взглядах имама.

Галима Бухарбаева

Может ли либеральное демократическое общество объективно подходить к исламским группировкам?

Признавать их право на свободу вероисповедания, спасать их от пыток и покушений, но одновременно с этим давать честную и трезвую оценку их фундаменталистским и радикальным взглядам?

Последний фильм датского журналиста Майкла Андерсена “Длинная рука диктатора”, показанный на канале Аль-Джазира 12 марта, демонстрирует досадное – не может.

В фильме рассказывается о покушении в Швеции в феврале 2012 года на известного узбекского имама Обида-кори Назарова. Выстрелы в голову, произведенные наемным киллером, оставляют его по сей день в коме.

Харизматичный и мирный

Через весь сюжет проходит главный посыл, что имам был харизматичным мусульманским лидером, снискавшим уважение и доверие людей в Узбекистане критикой и обличением режима президента Ислама Каримова.

Что он был далек от идей насилия, но его популярность и влияние сделали его опасным для властей.

На протяжении 14 лет режим Каримова охотился за ним и в конце концов нашел в шведском Стремсунде.

Протестуя вместе с Майклом Андерсеном против попытки убийства имама, критикуя политическую ангажированность шведских властей, не сумевших поставить точку в расследовании его дела, нельзя, тем не менее, не сказать о поверхностной и вводящей в заблуждение оценке деятельности Назарова, прозвучавшей в фильме.

По неизвестной причине Андерсен не сказал ни слова о том, что имам Назаров отвергал идеи свободного демократического общества, что эталоном ему служило раннее средневековье времен пророка Мухаммада, со всеми вытекающими отсюда ценностями и запретами, и что к нему с опаской относились и европейские спецслужбы – он не имел права покидать Швецию, и их настороженность возросла с увеличением среди его последователей чеченцев.

Мои вопросы, высланные сразу же после выхода фильма, он проигнорировал.

Жизнь по морали

Представитель правозащитной Human Rights Watch Стив Свердлов в фильме говорит, что Назаров “использовал ислам для обсуждения самых животрепещущих вопросов общества: как человеку жить в соответствии с моралью”.

Что стоит за этой общей, если не абстрактной формулировкой? Поверхностные знания или же намеренное игнорирование фактов, признание которых не позволило бы упрощенного деления: плохой режим и хорошая жертва?

Как понимал мораль Обид-кори Назаров, он рассказывал об этом в своих проповедях, она выражалась в образе жизни и поведении всех его сподвижников, а однажды проявилась и в громком споре с редакцией Uznews.net.

Лишь внешнее наблюдение за жизнью общины Обида-кори Назарова в Швеции шокировало отказом от таких завоеваний общества, как профессиональное образование для женщин, уроки спорта и музыки для детей.

Женщины не должны изучать шведский язык совместно с мужчинами, работать, коммуницировать с другими, не входящими в их круг, а в общественных местах обязаны носить черные покрывала и никобы, как в Саудовской Аравии, стыдливо отворачиваясь даже от родственников, – лишь видимая часть ценностей общины Обида-кори.

Правозащитник из Узбекистана Абдужалил Бойматов, проживающий в Ирландии, послушав записи проповедей Назарова, говорит, что не может согласиться с тем, что в Узбекистане могут быть разрешены только три музыкальных инструмента – карнай, сурнай и дойра.

“Это же средневековье, а как же пианино, скрипка”, – задается он вопросом.

В книге “Дорога к смерти, больше, чем смерть”, изданной при участии главного редактора центрально-азиатской службы Би-би-си Хамида Исмаилова, можно найти немного о ташкентских проповедях Назарова.

В одной из них Назаров говорит: “сколько можно терпеть полуголых женщин на улицах”.

Это призыв к морали или все же к насилию? Помня 90-е годы в Ташкенте, могу сказать, что уровень агрессии к современно одетым женщинам в некоторых районах города зашкаливал, уверена, что такие проповеди играли свою роль.

Разделение людей

Мое неприятие религий прежде всего связано с тем, что они делят людей. Нахожу глупым и неверным выделять себя и относиться к другому с предубеждением за то, что он верит в бога по-другому.

Еще более несерьезно отношусь к тому, что простой смертный, кем, конечно же, является и Обид-кори Назаров, как и другие священнослужители, может объяснять другим смертным волю бога.

Но община Назарова делит, сегментирует людей, а значит противопоставляет друг другу – по еще более мелким и бессмысленным признакам и причинам.

Моя встреча с Назаровым произошла в декабре 2007 года в шведском городе Тимро, после того, как в 2006 я способствовала получению им убежища в Швеции.

Из-за противоречивых впечатлений от нее, я не стала писать статью и расписывать интервью Назарова, так как главный отпечаток отложило то, как он делил людей.

Сидя за столом в доме у журналиста Тулкина Караева, Назаров начал призывать нас стать мусульманами. И это относилось не только ко мне, что я могу понять, но и к моим исповедующим ислам и читающим пятикратный намаз коллегам.

На следующий день я узнала, что, переночевав в доме у Караева, насладившись гостеприимством его дома и семьи, он отказался молиться с ним, не признав в нем равного мусульманина.

Я считаю, что подобное разделение общества, не только по вере, но и ее оттенкам, опасно, какую цель оно ставит, куда должно завести людей?

О свободе слова

Позже, в 2009 году между мной и Назаровым произошла известная дискуссия, поводом к которой стала наша статья о летнем лагере имама, где он обучал исламу детей.

Дискуссия свелась к тому, что мы не имеем права писать об исламе, высмеивать и критиковать его священнослужителей и адептов.

На радио “Озодлик”, продолжая дискуссию со мной, Назаров ни слова не сказал о важности свободы слова, но выступил с поддержкой обращения в ООН признать незаконным оскорбление религий.

Моя же главная мысль сводилась к тому, что в стране, где есть запреты и “священные коровы”, нет свободы слова – это Узбекистан, откуда Назаров бежал. А в Швеции нет барометров, фиксирующих уровень оскорбительности для религий статей журналистов, но там получают убежище люди, как Обид-кори.

В статье “Спотыкаясь о порог нетерпимости”, я писала, что гражданское общество и независимая пресса должны начать объективно смотреть и на тех, кто называет себя жертвами и оппонентами режима Каримова.

Так как практика и жизнь показывают, что многие из них недалеко ушли в понимании свободы слова и других демократических ценностей от режима Каримова. А получили лавры диссидентов, просто став по другую сторону баррикады.

Но очевидно, что многим правозащитникам удобнее и проще делить все на черное и белое, не вдаваясь в подробности, не заглядывая в суть и бэкграунд.

Одна из возможных причин – тогда фильм об Обид-кори Назарове не прозвучит столь драматично. И кому интересно сегодня то, что взгляды Назарова, получи они достаточную силу, отбросят завтра Узбекистан в дикое и отсталое средневековье.

Галима Бухарбаева – главный редактор Uznews.net

http://www.uznews.net/news_single.php?lng=ru&sub=top&cid=30&nid=25707